Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История Монголии -> Россаби М. -> "Золотой век империи монголов" -> 50

Золотой век империи монголов - Россаби М.

Россаби М. Золотой век империи монголов — СПб.: Евразия, 2009. — 479 c.
ISBN 978-5-8071-0335-2
Скачать (прямая ссылка): zolonoyvekimperiimongolov2009.djvu
Предыдущая << 1 .. 44 45 46 47 48 49 < 50 > 51 52 53 54 55 56 .. 154 >> Следующая


Хотя корейцы имели основания недолюбливать японцев, они не были готовы выступать в качестве активных помощников в планах покорения Японии. С 1223 г. Корея подвергалась набегам японских пиратов (япон. вако, кор. вэгу, кит. вокоу), грабивших прибрежные области страны. Разбойники пользовались тем, что основные корейские силы были направлены на борьбу с монголами. [110] Эти набеги продолжались до 1263 г. И все же корейские правители, сознавая, что пираты занимаются своим делом, не имея одобрения со стороны ни японского двора, ни военного правительства, не объявляли Японии войну. Они ограничивались тем, что отправляли послов с жалобами на грабителей. Когда пиратам стало известно, что Корея покорилась монголам и на Корейском полуострове установилась твердая власть, они прекратили свои нападения. Поэтому у корейцев не было особых причин поддерживать монгольские планы по вторжению в Японию.
Первое вторжение в Японию

165

Однако Хубилай вел свою игру. Осенью 1266 г. он отправил в Японию посольство, чтобы уведомить японцев о воцарении в Китае новой династии и и побудить их выплачивать императору дань. [Ill] Корейцы должны были оказать послам помощь в морском путешествии, но вместо этого, приняв эмиссаров Хубилая, они постарались отговорить их от мысли переправиться в Японию, указывая на всевозможные опасности — бурное море и плохую погоду. [112] Ча самом деле, корейцы просто не хотели оказаться втянуты в осложнения, которые могли возникнуть в отношениях между японцами и монголами. Напуганные описаниями опасностей, подстерегающих их на пути в Японию, монгольские послы поспешили обратно в Китай. Их отчет привел в гнев Хубилая, заставив его также усомниться в верности корейцев. Летом 1267 г. он направил корейскому двору письмо, полное колкостей и упреков, ставя своим «подданным» в вину не только то, что они не оказали требуемой помощи, но и то, что по их наущению монгольское посольство не выполнило возложенной на него миссии. [113] Хубилай не собирался отказываться от своих планов и давал понять, что больше не потерпит никаких помех со стороны Кореи. В 1268 г. он снарядил следующее посольство, и на сей раз корейцы не подвели. Посольство возглавляли два сановника — из министерства обрядов и военного министерства, получившие от Хубилая указание сообщить японцам о его восшествии на престол и о том, что новый император ожидает увидеть у себя японское посольство с данью. [114]

Японцы встретили посланников холодно и своими действиями окончательно восстановили против себя Хубилая, дав ему повод прибегнуть в более жестким мерам. Японский императорский двор, находившийся в Киото, не обладал реальной властью, которая была сосредоточена
166

Глава 4. Завоеватель

в руках бакуфу, военного правительства во главе с сегуном, пребывавшего в Камакуре. Страна фактически управлялась не сегуном, а регентом Ходзё Токимунэ, который и не думал уступать требованиям монголов. Опираясь на силу самурайского (воинского) сословия и полагаясь на выгоды, предоставляемые островным положением Японии, он и его со-регент Ходзё Масамура отвергли все попытки монгольского посольства установить дипломатические отношения. [115] Обсудив возможные варианты ответа на письмр Хубилая, в котором японский император именовался «царем маленькой страны», [116] бакуфу просто отослало монголов обратно без каких-ли-бо объяснений. Хотя придворные чиновники написали послание, составленное в миролюбивых и примирительных тонах, и представили его на рассмотрение бакуфу, регент запретил передавать его монгольским эмиссарам. [117] Не смущаясь неудачей, в начале 1271 г. Хубилай отправил в Японию еще одно посольство с тем же посланием, что и в предыдущий раз. [118] Сопровождавшие послов корейцы тайно предупредили японцев об угрозе, которую представляет монгольская военная мощь, но японцы вновь отказались допустить послов ко двору. На обратном пути послы захватили двух японских рыбаков и привезли их с собой в Китай. Хубилай принял рыбаков и наказал им передать своему государю, чтобы он проявил должное уважение к императору Китая и монгольскому хану, направив к нему посольство с данью. Затем он отпустил их, дав им сопровождение до Кореи, откуда они должны были переправиться в Японию. Однако возвращение задержанных рыбаков не вызвало у японского правительства никакой реакции.

К этому времени Хубилая уже начало раздражать «высокомерие» японцев. Он не мог до бесконечности терпеть такое пренебрежение. В обеих своих ипостасях.
Первое вторжение в Японию

167

и как великий хан, и как император Китая, он не мог допустить унизительного обращения со стороны другого государства. Монгольский обычай требовал подобающего приема послов, а в соответствии с китайской традицией император являлся верховным властелином всех стран на земле. Столь четкие требования, предъявлявшиеся к правителю обеими традициями, означали, что Хубилай не должен был рмотреть сквозь пальцы на прием, который был оказан его послам в Японии. Однако, прежде чем перейти к более жесткой политике, он направил к японскому двору еще одного посланника. На эту роль он избрал Чжао Лянби (1217-1286), который выехал весной 1272 г. и высадился в Имадзу на восточном берегу острова Кюсю в октябре того же года. [119] Потребовав допустить его к императору и получив немногословный отказ, посол выдвинул ультиматум: у японского императора есть два месяца, чтобы ответить на письмо Хубилая. Императорский двор хотел составить ответ в самых вежливых и туманных выражениях, но военное правительство отвергало всякую мысль о компромиссе. Это мнение восторжествовало, и китайские послы были изгнаны из страны. Грубость, проявленная бакуфу, оценивается как «равнозначная объявлению войны». [120] Чжао Лянби вернулся в Китай в шестой месяц 1273 г. и представил Хубилаю доклад о Японии и обычаях ее жителей, а также, вероятно, о системе обороны страны. [121] Рассказ Чжао об оскорбительном приеме посольства разгневал Хубилая. Он" не мог больше медлить, так как от отсрочек дерзость японцев лишь возрастала. За несколько месяцев до возвращения Чжао монголы одержали важную победу над Южной Сун, взяв Сянъян, и теперь Хубилай получил возможность отрядить небольшую часть своей армии на усмирение японцев. В то же время поход на Японию
Предыдущая << 1 .. 44 45 46 47 48 49 < 50 > 51 52 53 54 55 56 .. 154 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология