Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История Кореи -> Гагин В.В. -> "Воздушная война в Корее - 2" -> 128

Воздушная война в Корее - 2 - Гагин В.В.

Гагин В.В. Воздушная война в Корее - 2 — Воронеж, 1997. — 44 c.
Скачать (прямая ссылка): vostochniyturkestanisrednayaaziya1971.djvu
Предыдущая << 1 .. 122 123 124 125 126 127 < 128 > 129 130 131 132 133 134 .. 138 >> Следующая


Западные и южные казашки, среди которых были очень популярны одежда и головные уборы с золотым и серебряным шитьем, галунами и прочими басонными изделиями, часто отделывали большие •белые головные накидки или кимешеки по краю золотой бахромой, канителью, иногда мелкими серебряными блестками, бубенчиками и т. п.; аналогичный способ художественного оформления больших белых женских покрывал отмечен и у уйгурок. Причем именно в Семиречье такие изукрашенные белые покрывала-накидки надевали не на макушку саукеле (как обычно принято у казахов), а под него, что напоминает обыкновение уйпурок носить свои шапки поверх накидок.

Из нагрудных украшений у западных и южных казахов отмечены броши-фибулы, по-видимому известные, и кульджинским уйгурам (но, естественно, иных форм и технико-орнаментального облика). Своеобразие костюма семиреченских казашек, по-видимому, составляли и металлические, эффектно оформленные ажурные пуговицы, довольно распространенные и среди уйгуров, особенно кашгарских.

Таким образом, мелких соответствий между традиционными набо--рами разных территориальных групп казахов, с одной стороны, и уйгуров— с другой, немало. У западных и восточных казахов — чуть меньше, у южных, семиреченских,— больше (возможно, частично это объясняется разной степенью изученности украшений этих районов). Ho дело не в количестве этих соответствий (хотя нельзя не отметить, что их гораздо больше, чем при сравнении с монгольскими, маньчжурскими и тем более с китайскими вещами), а в их качестве: указанные соответствия по большей части не являются результатом прямых заимствований, так как по технико-орнаментальному облику, даже по форме они своеобразны у каждого народа или даже у локальных групп внутри одного народа. В рассмотренном случае большую значимость имеют как раз не идентичные или очень похожие изделия (которые скорее всего недавно заимствованы друг у друга или из одного источника)— это первый и простейший вариант взаимосвязи. Другое дело — ювелирные изделия, относящиеся к одной и той же категории и разновидности, к тому же сходным образом используемые, но при этом представ-

237
ляющие собой принципиально разные по технико-орнаментальной характеристике, иногда даже по форме, украшения (например, уйгурские и казахские головные булавки или подвески с «туалетным набором»). Достаточное число подобного рода схождений между двумя традиционными наборами украшений разных народов свидетельствует, как кажется, уже о некоторой устойчивой близости этих традиционных наборов, близости не случайной, а указывающей на сравнительно длительные, интенсивные контакты или даже родственные связи соответствующих народов (или отдельных их групп) между собой. Историческая-интерпретация подобных фактов всегда конкретна. Так и в нашем случае: о тесных связях Семиречья с Восточным Туркестаном в разные-исторические периоды, начиная с раннего средневековья, хорошо известно, поэтому отдельные сходные черты традиционных наборов казахов и уйгуров, которые мы склонны трактовать как показатель их глубоких связей в прошлом, вполне увязываются с исторической действительностью. Небольшие, но многочисленные схождения отдельных изделий из этих же двух наборов, которые, на наш взгляд, скорее свидетельствуют о более поверхностных, недавних контактах, также вполне-объяснимы, поскольку на протяжении всего XIX в. культурные контакты казахов и уйгуров на территории Восточного Туркестана и на границе Средней Азии и Джунгарии были достаточно разнообразны.

Принципиально та же «модель» взаимосвязи между двумя традиционными наборами, по нашему мнению, прослеживается и при: сравнении уйгурского и киргизского материалов. Народная культура северных киргизов, как неоднократно отмечалось в литературе, имеет наибольшее сходство с культурой казахов (при сохранении яркого этнического своеобразия). Этот вывод оказался полностью приложим it к традиционному набору украшений, впрочем, подробное сравнение: казахских и северокиргизских ювелирных изделий не входит в нашу задачу; ограничимся лишь сжатым описанием и выводами относительно связей северных киргизов с уйгурами.

Традиционный набор украшений северных киргизов, каким он~ представляется по публикациям [33; 26], имеет сравнительно малообщих черт с уйгурским традиционным набором. В сфере головных, украшений соответствий вообще не найдено, может быть, потому, что' головные уборы были абсолютно иные: киргизки повсеместно носили: большие белые тюрбаны, которых не было у уйгурок. Поэтому разнообразные ленты (вышитые, с нашитыми бусинами и мелкими металлическими бляшками или даже просто металлические «ленты» вроде; кыргака), украшавшие тюрбаны, напоминают казахские головные уборы. Накосные украшения северных киргизок, прежде всего специальный орнаментированный накосник с нашитыми бусинами и пластинками [26, с. 111], прямых аналогов у уйгуров не имеют. Ho к концам? кос, спрятанным в чач-кеп, киргизки привешивали разнообразные подвески. Некоторые из них, например очень популярные чолпу (из крупных монет или круглых бляшек), появились здесь относительно недавно [26, с. 112]; такие вещи были широко распространены у многих, народов, особенно у казахов, татар и других, носили их как будто И’ уйгуры в Кульдже, но редко. Значительно интереснее для нас другие подвески, предшествовавшие по времени бытования -чолпу,— чач мун-чок (чач уштук). Они состояли из снизок кораллов, перехваченных в; одном или двух местах поперечными металлическими пластинками (прямоугольными, треугольными или круглыми); снизу украшение оканчивалось монетами [26, с. 112, рис. 21]. Своеобразие и довольно устойчивая композиция этих подвесок весьма напоминает накосное-уйгурское тужун, с той лишь разницей, что тужун оканчивается не монетами, а куполками и кистями.
Предыдущая << 1 .. 122 123 124 125 126 127 < 128 > 129 130 131 132 133 134 .. 138 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология