Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История Кореи -> Гагин В.В. -> "Воздушная война в Корее - 2" -> 125

Воздушная война в Корее - 2 - Гагин В.В.

Гагин В.В. Воздушная война в Корее - 2 — Воронеж, 1997. — 44 c.
Скачать (прямая ссылка): vostochniyturkestanisrednayaaziya1971.djvu
Предыдущая << 1 .. 119 120 121 122 123 124 < 125 > 126 127 128 129 130 131 .. 138 >> Следующая


6 Позволим себе уточнить приведенное в описи ГМЭ 16-61 определение «украшение китайской работы» (см. опубликованные М. Бойер монголо-маиьчжурские укра> щения подобного вида [70, с. 138—139]).

232
является то сходство единичных ювелирных изделий, декоративных деталей и отдельных способов украшения головных уборов уйгуров и различных групп монголоязычных народов, которое было отмечено выше. Эти отдельные схождения уйгурских, монгольских и в меньшей степени маньчжурских украшений (при общем принципиальном несходстве традиционных наборов украшений этих народов) более часты и разнообразны, нежели соответствия уйгурского и китайского традиционных наборов. В связи с этим так называемое китайское влияние на ювелирное искусство уйгуров представляется нам весьма проблематичным.

Поскольку непосредственными соседями уйгуров и в Синьцзяне и в Средней Азии являются дунгане, для полноты и конкретизации картины нам необходимо учитывать и дунганские украшения. Дунгане — мусульмане, но язык и материальная культура их близки китайским [36, с. 528]. Этнографически дунган изучали пока относительно мало, а об их украшениях можно судить, лишь опираясь на краткий перечень элементов традиционного костюма в книге Л. Т. Шинло [64, с. 20— 21]. Этот источник, естественно, не дает не только возрастных, территориальных или исторических вариантов, но и уверенности в полноте традиционного набора дунганских украшений, поэтому детальное сравнение его с уйгурским традиционным набором пока невозможно. Отметим лишь некоторые соответствия.

Среди головных украшений дунган главная роль, по-видимому, была отведена булавкам и шпилькам для вкалывания в волосы с разнообразными декоративными металлическими навершиями или искусственными цветами из проклеенного шелка либо серебра с «бабочками» и «пружинками» [64, с. 21—22; 36, с. 547]. Отдельные экземпляры таких булавок похожи на уйгурские образцы (см. біулавку из Кучи [78, табл. XI]), но в целом они близки китайским [55]. О других металлических головных украшениях сведений нет; серьги (не рассматриваемые здесь) очень разнообразны и сходства с уйгурскими, видимо, не имеют [64, с. 22]. Нагрудные украшения дунган включали толстые серебряные нашейные цепочки с металлической «бабочкой» в центре, полуовальную пластину и брошь (ср. броши в виде бабочек в Кульд-же). Подвеска с «туалетным набором», которую дунгане носили справа на груди [36, с. 549, фото], также имела сверху вид серебряной бабочки, летучей мыши или простой яшмовой пластинки, а сами «туалетные принадлежности» были оформлены как подвески с характерным орнаментом. Аналогичные вещи были известны и уйгурам (ГМЭ, 16— 61), но носили их большей частью на концах кос.

Своеобразной чертой традиционного набора дунганских украшений было сочетание металлических и «вышитых» украшений. К последним относятся различные изделия из проклеенной бумаги или картона, обтянутые вышитым шелком, например налобное девичье украшение, женские головные подвески, женские пояса, маленькие специальные сумочки для гребешков, для женских туалетных принадлежностей и т. п. (к сожалению, их способ ношения пока неизвестен). Все сказанное дает повод предполагать, что дунганский традиционный набор принципиально отличен от уйгурского и близок к китайскому, но «связь» между уйгурскими и дунганскими украшениями все же существовала и проявлялась в бытовании у тех и у других народов некоторых одинаковых украшений, как, например: головные булавки и броши в виде «бабочек», не рассматривавшиеся здесь сходные браслеты, подвески с «туалетным набором». Пока нельзя ответить на вопросы, кто, у кого, когда и что воспринял, но даже минимальный дунганский материал убеждает в необходимости будущего детального сравнительного изучения украшений этих двух центральноазиатских народов. В частности, оно прольет свет и на проблему «китайского влияния» (в области ювелирных изделий), которое в некоторых случаях безусловно точнее

233-
было бы называть «дунганским», поскольку общение и контакты дунган с уйгурами были значительно шире и глубже, нежели китайцев с уйгурами.

III

Рассмотренные выше конкретные проявления взаимосвязи уйгурских украшений с аналогичными ювелирными изделиями нетюркоязычных народов Восточного Туркестана, по существу, сводятся к отдельным, большим или меньшим соответствиям в традиционных наборах этих народов на фоне значительных и количественно абсолютно преобладающих различий. Теперь перед нами стоит задача сравнения традиционного набора украшений уйгуров с украшениями тюркоязычных народов Средней Азии: их непосредственных соседей — казахов и киргизов и ближайших «родственников» — узбеков.

Исследователи казахской одежды выделяют три основных территориально-культурных комплекса костюма, в соответствии с которыми и будут' рассмотрены три традиционных набора украшений казашек Западного, Южного и Северо-Восточного Казахстана [25, с. 146]. Важным результатом анализа И. В. Захаровой и Р. Д. Ходжаевой стал тезис о значительной и исторически закономерной близости казахской одежды с одеждой народов Поволжья, Средней Азии (киргизов, каракалпаков, «некоторых узбеков»), тюрков Восточного Туркестана, Южной Сибири, с монгольской одеждой [25, с. 166]. То же относится, естественно, и к женским головным уборам, и к соответствующим им украшениям, но наиважнейшие аналогии в этом отношении дает материал из Поволжья [25, с. 166]. С этнографической точки зрения— это определяющая черта казахской одежды, но и она не исчерпывает всей информаций, заложенной в источнике. Поэтому ниже эти, ставшие уже очевидными многочисленные сходства казахских ювелирных изделий с украшениями народов Поволжья, Южной Сибири, тюрков Средней Азии мы оставляем лишь как фон, а акцентируем внимание на ином направлении связей — в первую очередь с миром уйгурских ювелиров.
Предыдущая << 1 .. 119 120 121 122 123 124 < 125 > 126 127 128 129 130 131 .. 138 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология