Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История Германии -> Нольте Э. -> "Фашизм в его эпохе" -> 236

Фашизм в его эпохе - Нольте Э.

Нольте Э. Фашизм в его эпохе — Сибирский хронограф, 2001. — 568 c.
ISBN 5-87550-128-6
Скачать (прямая ссылка): fashizmvegoepohe2001.djvu
Предыдущая << 1 .. 230 231 232 233 234 235 < 236 > 237 238 239 240 241 242 .. 306 >> Следующая


Таким образом, субъектами борьбы являются строго замкнутые в себе расы, соответственно — составленные из рас системы господства (народы). В этом смысле Гитлер говорит: «Бог создал народы, а не классы»133.

Характер борьбы — это война. Это очевидным образом имеет в виду Гитлер, когда говорит: «Одно существо пьет кровь другого, когда один умирает, другой им питается. Пусть не болтают о человечности... Борьба остается»134.

Результат борьбы решает, кто господин и кто раб. Других социологических категорий Гитлер не знает. Поэтому для него есть на свете «столько победители и порабощенные»135, поэтому народ из 15 миллионов может рассчитывать только быть «рабом» другого136.
428

Национал-социализм

Целью Гитлер считает сохранение вида, но кроме того, также создание высшего и благородного человечества. При этом подчеркивается всегда первое намерение; второе же, если оно не является псевдолиберальным пережитком, должно пониматься исходя из первого137.

Таков изображенный Гитлером мир вечной борьбы, где каждый живущий должен сражаться: это война между расами за то, кто будет господином и кто рабом, и это считается последним и высочайшим законом жизни.

Такова сущность его религиозного откровения, которому он хотел всецело посвятить себя после победы138: «Безусловное преклонение перед божественным законом бытия»139, благочестивое следование «фундаментальной необходимости природного порядка»140.

Но зачем же тогда откровение самоочевидного? Разве у «природы» есть враг, так что надо присоединиться к ее партии?

Так оно и есть! И для Гитлера есть нечто, «освобождающее человека от природного инстинкта»141. Иногда он называет это полуобразованием, иногда материалистической наукой; причина и возбудитель для него всегда — еврей. Человек может думать, что он может «исправить природу», но он не что иное, как бацилла на этой планете142. «Болезненные представления трусливых всезнаек и критиков природы»143 могут довести человека до того, что он считает себя «царем творения», то есть воображает себя изъятым из основных законов природы144. В таком случае народ может потерять конкретный инстинкт, побуждающий его завоевывать землю145. Еврей же может пробить «брешь» в самом народе и выдумать некий социальный вопрос, чтобы подорвать народное единство. Тогда на передний план выходят интеллигенты, с их неуверенными инстинктами и лабильностью. Тогда свершается иудео-христианское дело антиприроды. Народ встает перед угрозой уничтожения. Действительно, в самой сущности человека несомненно есть нечто угрожающее, корень болезни, меч антиприроды: «Из всех живых существ один человек пытается противодействовать законам природы»146.

Фюрер и его движение отталкивают расу от пропасти и вынуждают ее снова вступить на путь природы. Как передовые борцы «жестокой царицы всей мудрости»147, они в последний момент вступают в борьбу с антипркродой, орудием которой является еврейский народ, поскольку «немецкий народ — типичный народ, обладающий пространством («Raumvolk»), а еврейский —• типичный народ без пространства»148. Первичные принципы прямо противостоят друг другу: единственная альтернатива — победа или гибель, и она решае т судьбу мира.

Нет надобности в дальнейших цитатах, чтобы выяснить, что имеется в виду под силой «антиприроды», наводящей на Гитлера страх: это присущее человеку стремление выйти «за пределы», способное коренным образом изменить человеческие порядки и отношения,— стремление к трансценденцяи

Но Гитлер — не только он один — ощущает, что под угрозой находятся определенные основные структуры прежней общественной жизни. К он страшится — точно так же, как Моррас — человека из-за человека. Он не только думает, но и действует. И в своих действиях он доводит представляемый им принцип до его последних, крайних последствий, а вместе с тем до его безвозвратного конца. Поэтому сущность гитлеровского радикального фашизма, называвшего себя «нацио-
Доктрина в целом

429

нал-социализмом», можно определить следующим образом: национал-социалиш был смертельной борьбой суверенной, воинственной, внутренне антагонистической группы149. Это было практическое и насильственное сопротивление трансцендещии.

Параллельность мышления Гитлера и Морраса поразительна также и в тех случаях — и особенно в тех случаях,— когда Гитлер грубо упрощает утонченность Морраса или доводит до полной ясности его противоречия. В этом взаимном прояснении получает свое обоснование именно то, что в предлагаемом здесь истолковании может показаться спекулятивным. Вряд ли можно сомневаться, что все мышление Морраса представляет сопротивление трансценденции и безусловную защиту автаркически-суверенного, воинственного аристократического государства «старого режима» как парадигмы для Франции на все времена. Как было показано, сам Моррас не был, собственно, человеком «старого режима» и, возможно, лишь на этом расстоянии мог столь однозначно формулировать его основные черты. Но он был несравненно ближе к своей парадигматической эпохе, чем Гитлер к своей, и имел о ней гораздо более конкретное представление. Гитлер мыслил в категориях крестьянина и солдата, но его отделяло от крестьянского и солдатского бытия150 непреодолимое расстояние. Он мифологизировал страх пред большевизмом господствующих классов — но опять-таки питал к этим кругам только ненависть или презрение. Он правильно усматривал связь науки с «антиприродой» и снова и снова с крайней отчетливостью подчеркивал самые вульгарные черты этой научной и просвещенной эпохи151. Он был внутренне настолько далек от явлений, за которые выступал, что часто, и не без оснований, его единственной движущей силой считали волю к власти152. Правда, такая точка зрения опровергается рассмотрением неизменных особенностей его мышления и чувствования; но справедливо, что именно своеобразное и поразительное «detachement» позволяло Гитлеру изображать даже основные структуры рассматриваемого феномена.
Предыдущая << 1 .. 230 231 232 233 234 235 < 236 > 237 238 239 240 241 242 .. 306 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология