Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> История кавказа -> Бартольд В.В. -> "Общие работы по истории средней Азии работы по истории Кавказа и восточной Европы " -> 167

Общие работы по истории средней Азии работы по истории Кавказа и восточной Европы - Бартольд В.В.

Бартольд В.В. Общие работы по истории средней Азии работы по истории Кавказа и восточной Европы — восточной литературы, 1963. — 1024 c.
Скачать (прямая ссылка): istoriisredneyazu1963.djvu
Предыдущая << 1 .. 161 162 163 164 165 166 < 167 > 168 169 170 171 172 173 .. 480 >> Следующая

18 По мнению Скайлера (Turkistan, vol. II, p. 204), жизнь потом показала, что прав был Крыжановский, находивший, что не следовало учреждать самостоятельное управление в области, отделенной от остальной России пустынным пространством, н уничтожать единство управления киргизскими степями. .
Там же Кауфман научился несколько говорить по-турецки (Остроумов, Воспоминания, стр. 77).
358
История культурной жизни Туркестана
роумову, население было поражено этой пышностью; говорили: «вот когда прибыл настоящий урус». Таким же внешним блеском Кауфман окружал свою власть и в других случаях; при приеме посольств и т. п. особенно выставлялась на вид так называемая «золотая книга» — великолепная грамота, писанная золотом, в золотом глазетовом переплете, с подписью Александра II, о полномочиях генерал-губернатора. Кауфман сделался в глазах туземцев «полуцарем» (ярым-падша).
По мнению Н. П. Остроумова, «нельзя осуждать покойного за эту торжественную внешность, которая на первых порах русского управления Туркестаном была необходима. Мне приходилось, однако, слышать рассказы о том, что туземцам больше нравилась непритязательная простота Черняева; на сотню казаков они смотрели как на охрану и объясняли ее недоверием к населению. Внешний блеск власти не мешал туземцам резко оценивать неудачные действия главного начальника; Н. П. Остроумов еще в феврале 1878 г. слышал от своего слуги-сарта название тонгуз-арык (‘свинья-арык’), данное неудачному каналу Кауфмана в Голодной степи20. Еще труднее было бы оправдать восстановление этой пышности на короткое время при генерал-губернаторе Духовском (1898—1900), после андижанского восстания, и сцену при объезде Духовским Ферганы, когда туземцев заставляли толпами стоять на коленях на пути генерал-губернаторского поезда.
Романовский уехал из Туркестана с убеждением, что назначенные им русские начальники и чиновники добросовестно делают все что могут; только туземцы, назначавшиеся «на должности по народному управлению», никак не могли привыкнуть к мысли, «что даваемая правительством власть не должна служить средством к обогащению»21. С другой стороны, биограф Кауфмана впоследствии писал о состоянии Туркестана в 1867 г.: «Масса злоупотреблений, общее недоверие и злоба местных жителей на русскую администрацию — вот было тогдашнее положение дел в Туркестане»22. Принимая 7 ноября хлеб-соль от туземцев, Кауфман обещал пригласить их к себе для беседы с ними, как только отдохнет с дороги. Конец года, однако, пришлось посвятить объезду войск, и только в январе 1868 г. Кауфман созвал к себе туземцев и произнес им программную речь, где объявлялось, что туземцам будет предоставлено самим избирать арык-аксакалов, аксакалов и казиев на три года с правом переизбрания, в числе, которое будет определено генерал-губернатором; русскому суду будут передаваться дела только с согласия обеих тяжущихся сторон. Выборным по администрации население само должно назначить жалованье; судьям население может или назначить жалованье, или предоставить им, по обычаю, брать вознаграждение с тяжущихся (казылык). Из податей ханского Времени будут взиматься только три: харадж (лозе-
20 < Остроумов, Воспоминания, стр. 40.^> ., .
<Роадзцрр?киЙ, Заметки, стр. }03.> 22 <Семеиов, Кауфман, стр. Х«>
А'. Туземцы и русская власть
359
мельпая подать), в размере Ую урожая, танап (сбор с садов, огородов, бахчей и посевов клевера и хлопка) и зекат (сбор с торговцев в размере У4о оборотного капитала). Сбор податей предполагалось поручить хозяйственным управлениям «из граждан, выбранных народом».
Для проведения всего этого в жизнь тогда же была составлена организационная комиссия из 14 чиновников и 40 туземцев; из них были образованы четыре подкомиссии для работы на местах. В основу работ легла речь генерал-губернатора, в свою очередь основанная на выработанном в Петербурге в 1867 г. проекте управления Туркестаном: проект ,не получил силы закона, чтобы не стеснять генерал-губернатора, которому было предоставлено, действуя «применительно к проекту», отступать от него, когда это вызывалось местными условиями. Тем не менее все замечания туземцев, что те или другие из предположенных нововведений «не соответствуют их освященному глубокой стариной укладу жизни и шариату», обрывались указанием на программную речь и невозможность отступать от нее. Понятно, что сарты, как было удостоверено русскими членами подкомиссий, «обнаружили совершенное равнодушие к порученному им делу». Ни Кауфману, ни его преемникам не удалось создать такое народное управление, которым бы дорожили сами туземцы, не удалось и создать такую русскую администрацию, которая бы довольствовалась казенным содержанием, не прибегая ни к поборам, ни к займам.
Между русской властью и массой туземного населения оставалось средостение в виде «почетных туземцев». При русских утратила значение аристократия родовая и служебная, но вполне сохраняла значение аристократия образования и денежная. Представители русской власти, начиная с Романовского и Кауфмана, вовсе не были расположены поддерживать значение представителей ислама. Когда Кауфману в Верном вместе с чинами русской администрации, с Г. А. Колпа-ковским во главе, хотел представиться татарский мулла, Кауфман заметил Колпаковскому, что не может принять муллу вместе с лицами, состоящими на государственной службе, и принял его отдельно с депутацией от татар. Когда Саттар-хан переменил мундир русского чиновника на халат казия, представители русской администрации также переменили отношение к .нему, как к лицу, болёе не состоящему на государственной службе.
Предыдущая << 1 .. 161 162 163 164 165 166 < 167 > 168 169 170 171 172 173 .. 480 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология