Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Древний мир -> Лурье С.Я. -> "Геродот " -> 59

Геродот - Лурье С.Я.

Лурье С.Я. Геродот — Москва, 1947. — 326 c.
Скачать (прямая ссылка): gerodot1947.djvu
Предыдущая << 1 .. 53 54 55 56 57 58 < 59 > 60 61 62 63 64 65 .. 77 >> Следующая


Вот почему биографии Плутарха трогают и даже потрясают нас как патетическая драма, но как исторический

1 Am. Hauvette. Herodote historien des guerres mediques. Paris,

1894, стр. 98, 99, 109. Так же Ph.-E. Leg r and. De la „Malignite" d’Hero-dote. Ср. рецензию G. de Sanctis на книгу Поленца в Rivista di Filologia за 1937 г.

2 Плутарх. Избранные биографии. Перевод под ред. и с предисловием С. Я. Лурье. М. — Л., Соцэкгиз, 1941, стр. 5—14.

155
труд большого восторга вызывать они не должны. Можно только удивляться тому, что, излагая историю V в., наши учебники, в основном, довольствуются пересказом Плутарха, отказываясь от внимательного изучения Г еродота и совершенно игнорируя то, что сделано европейской наукой за последние десятилетия.

Плутарх был одним из последних великих патриотов Эллады. В его время судьбы политической борьбы в Афинах

V в. уже мало кого трогали, а общедоступный обстоятельный стиль Геродота гораздо более удовлетворял вкусам публики империи; чем сжатый и темный стиль Фукидида, сочинения которого, по словам Дионисия Галикарнасского, были понятны только ничтожной кучке людей. Предпочтению Геродота содействовало характерное для той эпохи пресыщение городской жизнью и тяга к природному и наивному.

Дионисий Галикарнасский1 характеризует Геродота так: „Геродот поднял историю на высшую и более достойную ступень: он решился написать о делах не одного государства и не одного народа, но соединил в своем изложении многочисленные и разнообразные рассказы, европейские и азиатские". Уже он ставит Геродота выше Фукидида; со II в. н. э. подражание стилю и языку Геродота становится модой.

В работе, выходящей в нашей стране, необходимо ещё сказать несколько слов о значении Геродота для истории южных территорий CCCPf Как указал в свое время М. И. Ростовцев,2 Геродот интересуется из этих стран лишь той частью Скифии, которая расположена к западу от Дона; греческие колонии на восточном побережьи Черного моря его вовсе не занимают, а областей и, племен, расположенных за пределами европейской Скифии, он касается лишь мимоходом. Зато в отношении быта и религии Скифии он является основным осведомителем. Он — единственный литературный источник в этом вопросе, и только в свете его сообщений мы получаем возможность привести в связь и истолковать археологические сведения. Правда, греки и говорившие

1 D i o n у s. Н а 1 i с а г n. de Thucydide, p. 820.

2 М. И. Р о с т о в ц е в. Скифия и Боспор, Л., 1935, стр. 16—23

156
по-гречески скифы Олъвии или других колоний черноморского побережья часто сообщали Геродоту ошибочные и даже просто легендарные сведения; кое-что, вероятно, почерпнуто Геродотом и из общегре^еской литературной традиции. Этим объясняется, может быть, то, что, например, его сведения о бальзамировании скифских царей не подтвердились, как не подтвердилось и указание, будто вместе с царем зарывали только золотые вещи; в действительности, в могилах находят и бронзу, и серебро. Так же объясняется и то, что в изложении Геродота нет полной картины быта скифов, а есть лишь собрание случайных сведений. Зато ряд других данных, сообщаемых Геродотом, блестяще подтвердился раскопками; это заставляет, как правило, от нестись с дове рием и к таким его сообщениям, которые пока не подтвердились или вообще не могут быть подтверждены археологическими памятниками; равным образом разногласия между Геродотом и памятниками в значительной части объясняются просто тем, что памятники происходят из других мест или. относятся к более позднему времени]/Особенно много дает Геродот для восстановления религии скифов, о этом случае его дянные о верховной скифской богине и троице высших богов подтверждаются и дополняются также археологическими данными^

Иногда сообщения Геродота, на первый взгляд не внушающие доверия, получают неожиданное подтверждение. Так, Геродот рассказывает о плешивых людях, живущих у подножья высоких гор и питающихся особым кушаньем, „асха“ — пастилой, приготовленной из процеженного сока ягод черемухи, смешанного с молоком; до нашего времени башкиры, живущие у подножья Урала, бреют головы и питаются этим же кушаньем, которое они называют „ахчи“; несомненно, так жэ поступали и их предшественники.

Труд Геродота — одно из обаятельнейших произведений мировой художественной литературы; рн содержит очень много чрезвычайно интересных географических, этнологических и исторических фактов. Но назвать его историческим трудом в том смысле, как мы это понимаем теперь, никак нельзя. Достаточно вспомнить, как „объясняет" Геродот первопричины Греко-Персидских войн: греки украли у варваров

157
такую-то женщину, варвары у греков — такую-то, греки у варваров— опять такую-то — и это все! Тут скорее история драки между двумя семействами, а несвеличайшего из бывших до тех пор столкновений мирового масштаба; ее нашел нужным пародировать уже Аристофан в „Ахарнянах". Смешно было бы утверждать, что Геродот старается установить, кто — „агрессор": он только устанавливает, кто — первый задира, кто начал драку. Здесь характерный для греков антропоцентризм: сведение событий мирового значения к обыденным человеческим фактам комнатного масштаба. Таков же характер всей последующей античной историографии, не исключая и Фукидида. По справедливому замечанию Корнфорда,1 „огромный контраст между античной и новой историографией состоит в следующем: тогда как ученые нового времени инстинктивно заняты непрерывными поисками влияния общественных условий, экономических и топологических факторов, политических сил и процессов эволюции (причем все эти элементы они пытаются подвести под законы, отличающиеся максимальной всеобщностью и абстракцией), — древних интересовали только чувства, мотивы и характеры отдельных людей и целых персонифицированных государств. Помимо вмешательства сверхъестественных сил, это (и только это), по их мнению, формировало ход истории человечества. Этот контраст обнаруживает коренную разницу во взглядах на положение человека в космосе, и именно здесь нам открывается центральная особенность точки зрения древних .. Они делали молчаливое и бессознательное допущение, что причинами, которые могут быть приняты во внимание в историческом труде, являются только непосредственные поводы и переживания отдельных людей или олицетворенных государств. .. Первопричиной является (так думал еще Аристотель) цель действующего лица, а она определяется его характером".
Предыдущая << 1 .. 53 54 55 56 57 58 < 59 > 60 61 62 63 64 65 .. 77 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология