Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Древний мир -> Лурье С.Я. -> "Геродот " -> 57

Геродот - Лурье С.Я.

Лурье С.Я. Геродот — Москва, 1947. — 326 c.
Скачать (прямая ссылка): gerodot1947.djvu
Предыдущая << 1 .. 51 52 53 54 55 56 < 57 > 58 59 60 61 62 63 .. 77 >> Следующая


Этот рассказ принадлежит к числу страшных историй, выдумываемых купцами, чтобы отпугнуть конкурентов; Геродот принимает его за чистую монету.

Однако дело не только в том, что из легковерия и суеверных соображений Геродот часто доверял рассказам, абсолютно неправдоподобным, и, наоборот, отвергал несомненно правильные сообщения (например о том, что после того как финикияне обогнули Африку, солнце оказалось с другой стороны от них). Основной недостаток его книги состоит в том, что он, в противоположность Фукидиду, не смог

149
увидеть резкой разницы между сказочным материалом, относящимся к незапамятным временам, и историческими фактами ближайшего времени; и, говоря о незапамятных временах, он прибегает к тому же приему, что и в рассказах о современности: сопоставляет различные версии и выбирает ту из них, которая наиболее правдоподобна с точки зрения здравого рассудка.

„Вот как беззаботно большинство людей в искании истины — они прежде всего бросаются на готовое". Так характери&ует метод Геродота Фукидид.

К этому нужно еще прибавить, что кругозор Геродота значительно уже кругозора Гекатея: тот прекрасно знает греческий запад, Геродот же, хотя и провел последнюю часть своей жизни в Фуриях, дает очень мало фактов из истории Италии и Сицилии и почти никаких сообщений из истории еще более западных областей.

Критические приемы Геродота, как мы уже сказали, нас удовлетворить не могут,1 несмотря на проявленные им в ряде случаев тонкость ума и остроумие; поэтому значение труда Геродота в значительной мере определяется качеством его источников. Как мы видели, Геродот принципиально вносил в свой труд все то, что он слышал или нашел у предшественников, если эти данные казались ему заслуживающими внимания; поэтому его сообщения приобретают значение для истории лишь после того, как мы снова подвергаем каждое из них исторической критике. В результате мы убедимся, что в чисто исторических и этнографических частях (в противоположность вставным новеллам) , Г еродот при своих оценках источников руководился в общем хорошим историческим чутьем. Разумеется, он не писал строго объективно: он был представителем определенного класса, сторонником определенной общественной и политической группировки — именно афинской демократии, возглавляемой Периклом (см. выше, стр. 70)j при оценке

1 Речи, влагаемые Геродотом в уста действующих лиц, в значительной мере выдуманы им самим. Так же поступает и Фукидид, но он это специально раз и навсегда оговаривает. См. В. П. Бузескул. Ук. соч., стр. 74.

150
его сообщений надо всегда делать поправку на эту тенденцию. Если ученые, принадлежавшие к поколению Гекатея, исходили из общих философских предпосылок и, основываясь на них, рассматривали мир природы и человеческое общество, то Геродот поступал наоборот: он — прежде всего эмпирик, он только наблюдает и, где можно, обобщает наблюдения. Конечно, это обусловливало известную узость кругозора, но в то же время обеспечивало более объективный и потому более ценный для исторического исследования нашего времени подход к фактам. И в этом отношении Геродот — дитя своего времени, ибо такая эмпирическая реакция на рационалистическую ионийскую науку характерна для второй половины

V в., и одним из ее характернейших проявлений было софистическое движение.

Нельзя недооценивать того факта, что Геродот был первым универсальным историком, не ограничившим себя рамками какого-нибудь одного государства или даже одного народа. Его предшественники писали местные хроники; Гекатей Милетский при всей его широте и универсальности был мифографом и географом, но никак не историком. Поэтому вполне понятно, что именно Гербдота в позднее время называли „отцом истории**.1

Геродот имел выдающийся успех в Афинах; намек на его устные чтения, доставлявшие необыкновенное наслаждение слушателям, содержится, кроме поздней традиции, уже в приводимом ниже месте Фукидида.

Ироническое отношение к Геродоту и его успеху мы встречаем впервые у Фукидида; несомненно, он имеет в виду Геродота, когда с горечью предостерегает от доверия к „прозаикам, сложившим свои рассказы в заботе не столько об истине, сколько о приятном впечатлении для слуха; ими рассказываются истории, ничем не подтвержденные и за давностью событий, превратившиеся большею частью в невероятные и сказочные“... Он прибавляет: „Изложение мое, чуждое басен, покажется менее приятным для слуха... Мой труд рассчитан не столько на то, чтобы заслужить одобрение

1 Pater historiae. С i с. De leg-ibus, I, 1, 5.

151
слушателей в данный момент, сколько на то, чтобы стать достоянием навеки".1

Не следует, однако, придавать слишком большое значение высокомерному отношению Фукидида к своему предшественнику: тот факт, что Фукидид счел нужным присоединить к своему труду историю Пятидесятилетия (хотя она уже была написана Гелланик эм), чтобы, таким образом, его труд стал непосредственным продолжением труда Геродота, показывает, как высоко, в сущности, он ставил этого своего предшественника.

Гордый и в известной мере справедливый отзыв Фукидида оказал большое влияние на отношение к Геродоту в ближайшее за Фукидидом время, но решающее значение имели симпатии Геродота к Афинам и демократии. В эпоху реакции* наступившей после Пелопоннесской войны, когда Спарта стала руководящим государством в Греции, а демократические идеи были дискредитированы, необходимо было nejpe-строить традицию в спартанском духе, а для этого требовалось подвергнуть труд Геродота суровой критике. Равным образом и выпады Геродота против Беотии, возвысившейся с 371 г., вызвали озлобление против него й здесь и в сочувствующих Беотии государствах, прежде всего в Коринфе (см. выше,стр. 72 и сл.). В Беотии против него выступил в IV в. известный автор „Фиванской хроники" Аристофан. До нас эти сочинения не дошли, но отзвуки их мы находим в сочинении беотийца Плутарха „О злокозненности Геродота", перевод которого даем ниже. Крайне лаконофильски настроенный придворный врач персидского царя Артаксеркса II, Ктесий — враг Афин, разумеется, подверг Геродота ожесточенной критике,2 назвав его „лжецом" (^еитгт)?) и „болтуном" (Хоуотто<;). Однако уже древние заметили, что „Персидская история" Ктесия, наполненная анекдотами и нелепыми выдумками/ не может итти ни в какое сравнение с трудом Геродота.
Предыдущая << 1 .. 51 52 53 54 55 56 < 57 > 58 59 60 61 62 63 .. 77 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология