Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Древний мир -> Лурье С.Я. -> "Геродот " -> 40

Геродот - Лурье С.Я.

Лурье С.Я. Геродот — Москва, 1947. — 326 c.
Скачать (прямая ссылка): gerodot1947.djvu
Предыдущая << 1 .. 34 35 36 37 38 39 < 40 > 41 42 43 44 45 46 .. 77 >> Следующая


Сравнивая античные мифы в их древнейшем, первобытном виде с переработкой, которая придана им в античной исторической науке и трагедии, мы можем выделить основные принципы античной историографии, положенные в основу этой переработки.

Первым из этих принципов было положение, выраженное в нашей пословице: „нет дыма без огня“. Молва, срт^т)— прислужница Зевса; по греческому поверью, часто из молзы мы узнаем о событии, только что совершившемся за многие сотни километров, прежде чем кто бы то ни было мог прибыть и сообщить о них.1 Молва — от богов, и потому всегда основное ядро в ней истинно, хотя люди-передатчики могли многое перепутать и переврать. Из любого рассказа или мифа надо только устранить все невероятное и невозможное: все чудесное, все противоречащее законам природы или другим известным автору фактам; из любого волшебного мифа можно путем рационалистической интерпретации получить исторический рассказ.2 Этот метод оставался в ходу в течение всей античности, и только гениальный Фукидид принципиально пренебрег им. Равным образом, если ходячий рассказ не был невероятен, но противоречил политическим взглядам или другим представлениям автора, то не разрешалось просто отвергнуть рассказ как невероятный, а применялся метод мотивированной замены.3

1 Перед началом битвы при Микале, как сообщает Г еродот, „по войску пролетела молва (сргцАУ))" о происшедшей в это же время победе при Платее (IX, 100) и т. п.

2 См. Ф. Мищенко. ГеР°Дот т. I. Вводная статья, стр. XXIX.

3 См. Th. Z i е li n s k i. Trag-odumenon libri3 tres, 1.1: De locis trag-oediae

104
Интересный пример содержится в Библии, в книге „Бытия“.3 То, что одни рассказывали о патриархе Иакове, другие рассказывали о патриархе Исааке (ср. Gen. 2Э и Gen. 26). С точки зрения редактора дошедшего до нас текста Библии, в Египгт переселился патриарх Иаков; вторую версию, по которой в Египет переселился Исаак, этот редактор отвергает, применяя метод мотивированной замены: Исаак уже направлялся в Египет, но его остановил бог, сказав ему (Gen. 26,2): „Не отправляйся в Египет, а поселись в стране, которую я тебе укажу“. Следы этого приема мы найдем еще у Геродота.

В действительности, в мифе, как и в сказке, фабула обычно" возникает в иной среде и в другие эпохи, чем собственные имена и обстановка. Фабула обычно дает поэтическую трактовку общественных отношений самых отдаленных, доисторических эпох или даже основана на персонификации природных явлений (борьбы лета с зимой, дождя с засухой и т. д.); имена и историческая обстановка к ней прибавляются случайно. Часто одна и та же фабула в разных версиях мифа проици-руется в самые различные исторические эпохи; ее герои носят в различных версиях разные имена — эти имена часто вставляются просто в угоду тому или иному знатному роду (имя родоначальника). Часто даже в одном и том же мифе или сказке можно усмотреть наслоения самых различных эпох. Иногда миф оказывается придуманным в сравнительно позднюю эпоху для того, чтобы объяснить происхождение обычая или религиозного обряда (этиологический миф). Вот почему объяснение мифа даже при нынешних средствах, при наличии огромного сравнительного этнологического материала, собранного среди первобытных народов нашего времени, — очень трудная задача. Прямолинейное рационалистическое перетолкование мифа может принести науке только вред.

Поскольку греческий историк считал всякий миф, даже самый невероятный и нелепый, искаженным сообщением о действительном историческом факте, он принужден был

rudimentalibus. Cracoviae, 1925; S. L u г i а , Die ag-yptische Bibel. Zeitschrift fur die alttestamentliche Wissenschafi> 44, 1926, 99, np, 2»

1 S. L u r i а, ук. место.

105
©ыработать особую методику для устранения противоречий между различными мифологическими рассказами или версиями одного и того же рассказа. Такими приемами были синкретизм мотивов и его антипод—дублирование мотивов.

Как мы только что указали, наиболее постоянной и древ-жей частью мифа была его основная фабула. Таких фабул сравнительно немного, и они в большинстве случаев одинаковы у всех народов Европы, Передней Азии и Северной Африки. Греки, знакомясь с „историей" других, греческих же, городов, а также с „историей* Египта, Вавилона и т. д., находили здесь уже известные им рассказы, но с другими собственными именами; особенно много сходства было в рассказах о богах и героях, куда рассказчик почти не привносил настоящих исторических реминисценций. Понятно, что исследователь, изучая эти рассказы, приходил к выводу, что речь идет

о тех же лицах, но только называют их по-разному; что эфесская Матерь Богов—это Артемида, что египетский Осирис — это Дионис, Тот — Гермес, римский Марс — это Арес и т. д.

Столь же часто, как со слиянием в один рассказ двух различных рассказов, приуроченных традицией к одному и тому же герою, античному историку приходилось иметь дело и с двумя версиями одного и того же события, настолько разошедшимися между собой, что они стали исключать друг друга. В этом случае древние прибегали к методу дублирования: либо один и тот же герой превращался в двух одноименных героев, либо один и тот же факт, сохранившийся в разных версиях, превращался в два самостоятельных факта. Так, по спартанскому мифу Геракл был смертным, взятым на небо только после смерти; по критскому мифу, он был богом. Придумывают двух Гераклов: одного — бога, другого — смертного; сикионский тиранн Клисфен запрещает в Сикионе культ дорийского героя Геракла, но вводит культ бога Геракла. Из одной Ариадны делают двух: одну — жену Диониса, другую — жену Тезея. Сын Одиссея, по одной версии, родился от Кирки, по другой — от Пенелопы; его превращают в двух сыновей: Телегрна, сына Кирки, и Телемаха, сына Пенелопы, и т. д.
Предыдущая << 1 .. 34 35 36 37 38 39 < 40 > 41 42 43 44 45 46 .. 77 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология