Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Древний мир -> Лурье С.Я. -> "Геродот " -> 36

Геродот - Лурье С.Я.

Лурье С.Я. Геродот — Москва, 1947. — 326 c.
Скачать (прямая ссылка): gerodot1947.djvu
Предыдущая << 1 .. 30 31 32 33 34 35 < 36 > 37 38 39 40 41 42 .. 77 >> Следующая


С этим стоит в согласии отмеченный выше (стр. 14) факт, что целый ряд восточных и греческих историй дан Геродотом в тенденциозной дельфийской переработке, не брезгующей фальсификацией.

Пристрастное отношение Геродота к Дельфам резко ощущается при оценке им поведения фокидцев. Их верность эллинскому делу Геродот объясняет тем, что их соседи, фессалийцы, которых они ненавидели, были на стороне персов. Если бы, говорит он, эти соседи были на стороне греков, фокидцы были бы на стороне персов (VIII, 30).

Эту несправедливость Г еродота по отношению к Фокиде можно объяснить только тем, что фокидцы всегда были заклятыми врагами Дельфов, уже в VI в. вышедших из Фокидского союза. Для религиозной натуры Геродота характерно то, что при столкновении Афин и Дельфов он всегда становится на сторону последних. Несмотря на то что фокидцы были

93
верными союзниками афинян (Фук., III, 95), он старается очернить фокидцев, так как их ненавидели дельфийцы.

И, тем не менее, справедливости ради нельзя не отметить, что при внимательном чтении Геродота истина восстанавливается без большого труда. Если это можем сделать мы, через

тысячи лет после Геродота, то еще легче это было для его современников. Словом, и здесь та же картина, что и при оценке поведения Аргоса: как глубоко верующий и преданный Аполлону человек, Геродот считает себя обязанным сообщить все то, что ему передают жрецы и храмовые записи. Но он считает необходимым сообщить весь доступный ему материал, чтобы читатель сам разобрался, чему верить, чему не верить. Именно в этом Плутарх видел „злокозненность^ иахот&еюс, Г еродота.

Еще в одном вопросе Геродот не держался официальной афинской точки зрения.1 Отношения между Афинами и Самосом в конце 40-х годов V в. были крайне натянуты. Самос был еще независимым членом союза, имел прекрасный флот (второй в Греции, после афинского) и был явно недоволен поведением Афин в союзе. В 440 г., — вероятно, вскоре после опубликования Геродотом соответствующих частей его-труда, — вспыхнуло восстание Самоса, окончившееся жестоким истреблением самосского населения.

Геродот был горячим поклонником Самоса. Как мы говорили, есть основания думать, что после изгнания из Галикарнасса од провел много лет на этом острове. Он делает все возможное, чтобы обелить Самос и правившую здесь в VI и начале V в. (а может быть, игравшую влиятельную роль и позже) династию Поликратидов. Он оправдывает измену одиннадцати самосских стратегов в битве у Лады, считая продолжение ионянами борьбы против персов „ограниченностью"* ayvwjxooruvTj (VI, 10—14). Понимая, что эта оценка не встретит одобрения у большинства греков, он подчеркивает, что остальные самосцы, руководимые таксиархами, сражались очень храбро и что за это дело народное собрание постановило начертать на камне их имена и отчества, почтив их как героев;

1 J. Wells. У к. ст., стр. 329 слл.

04
эту стелу Геродот видел собственными глазами. Он хочет произвести на читателя такое впечатление, будто эта стела была поставлена вскоре после подвига, хотя это совершенно невероятно: она могла быть поставлена лишь после 479 г., т. е. не менее чем 15 лет спустя. В другом месте он подчеркивает храбрость самосцев в битве у Кипра (V, 112) и сообщает, что богатые самосцы, ol e^ov-res (VI, 22), возмущенные поведением одиннадцати стратегов, уплыли из Самоса и поселились в Сицилии; все это рассказывается в таком тоне, как будто эти „имущие" были всем населением или, по крайней мере, большинством населения Самоса, тогда как они представляли лишь незначительную кучку.1 Говоря о Самосе VI в., Геродот называет Самос „первейшим из всех греческих и варварских городов*4 (rcoltwv TTOCcretov тсрсоту) 'EXXyjvukov ш\ [3ap[3apcov, III, 139). Он горячий поклонник Поликрата и его династии и крайне враждебен народному вождю Меандрию, свергшему Поликратидов. Равным образом, он всячески старается оправдать и жестокое поведение на этом острове персов, ставленницей которых и была династия Поликратидов. Как справедливо замечает Якоби (стб. 223), уже из этого примера видно, как мало говорит выражение „враг тираннов“, употребляемое по отношению к Геродоту.

Такими же соображениями лично биографического свойства надо объяснять стремление Геродота во что бы то ни стало обелить Македонию, с царями которой он был связан по свидетельству его биографии (выше, стр. 28 и сл.).2

* *

Собранных нами фактов, мне кажется, вполне достаточно для того, чтобы убедиться в неправильности традиционного школьного образа Геродота — панэллинского патриота, имеющего единственной целью воспеть борьбу единого греческого народа с заклятым врагом его родины и демократического строя (отметим попутно, что высказываемые мною здесь взгляды не представляют собой чего-либо нового или ориги-

1 Jacoby. Ук. ст., стб. 221.

2 Там же, стр. 240.

95
яального—это общее место современной исторической науки). „Панэллинский патриотизм" не только не является „основным стержнем" книги Геродота, но высказывания такого рода вообще в его книге отсутствуют. Впрочем, уже a priori очевидно, что такая постановка вопроса сама по себе неверна: она представляет собою модернизацию, не только недопустимую, но еще и порочную логически, так как она основана на неверно проведенной параллели. Эллада была не государством, а только географическим понятием, — так же, как наше выражение „Европа". На территории Эллады находился целый ряд независимых друг от друга государств с различной экономикой, классовым составом, строем, культурой, укладом. Их объединяла только общность религии, ряда обычаев, письма (и то неполная) и большое сходство языков. „Панэллинский патриотизм" можно поэтому сравнивать не с такими живыми явлениями, как русский патриотизм, английский патриотизм, французский патриотизм и т. д., а с „паневропеизмом“, „пангерманизмом", „панроманизмом“, „панисламизмом" и тому подобными мертворожденными и по существу рёакционными учениями.
Предыдущая << 1 .. 30 31 32 33 34 35 < 36 > 37 38 39 40 41 42 .. 77 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология