Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Древний мир -> Лурье С.Я. -> "Геродот " -> 14

Геродот - Лурье С.Я.

Лурье С.Я. Геродот — Москва, 1947. — 326 c.
Скачать (прямая ссылка): gerodot1947.djvu
Предыдущая << 1 .. 8 9 10 11 12 13 < 14 > 15 16 17 18 19 20 .. 77 >> Следующая


37
Требуя от Геродота, чтобы он „патетически" (стр. 116: „pathetisch") возмущался и отдельными фактами несправедливости и несправедливостью в мире вообще, чтобы он не останавливался на сценах человеческой слабости, а следовательно, чтобы преимущественно рисовал картины мужества и благородства, Говальд, по существу, стоит на точке зрения Плутарха. С точки зрения Говальда, как и Плутарха, Геродот просто нехороший, зловредный (иоиоифт};) человек, которому доставляет особое удовольствие развенчивать всякое благородство и клеветать на человечество.

Правильное объяснение этих фактов дал Эд. Мейера1 я всецело стою в этом вопросе на его точке зрения и поэтому удовольствуюсь передачей слов Мейера. Он показал, что морально-религиозные взгляды Геродота характерны не только для него—-таковы же взгляды Софокла и, вероятно, многих других представителей кружка Перикла. Они объясняются глубокой религиозностью этих людей, ибо в середине V в. старинное представление о „завистливом божестве" было единственной возможностью примирить факты повседневной жизни с верой в богов.

Это мировоззрение стоит в резком противоречии с мировоззрением их предшественника Эсхила. Подобно тому как ионийские философы не сомневались в непререкаемости их априорных предпосылок, Эсхил твердо верил в существование нерушимого закона воздаяния: почти каждая трагедия (вернее, трилогия) Эсхила, как правильно заметил Эд. Мейер, является в то же время теодицеей. Несчастье, постигающее человека, у Эсхила всегда изображается как следствие преступления перед божеством, совершенного им или его предком; за это преступление божество наказывает грешника и его род. Эсхилу известно учение о зависти богов, о преступности полного счастья, но он отвергает такие учения с негодованием: 2

Есть в людях слово, старое, горькое,

Такое:

Счастливцев век, богатеев доля

1 Forschungen. II, 257 слл., 264 слл.

2 Эсхил. Агамемнон, 748—759.

38
Не умирают, не родивши.

Счастье беременно плодом Черным, печалью ненасытной.

Совсем иначе мыслим мы:

Злом чревато лишь дело злое:

Жадно плодится оно и племя родит Злодейств, на отца похожих.

А дом, где мир, правда, честь,

Хоть и богат,

Счастлив в детях прекрасных.

Однако Геродот и Софокл вернулись к старому, примитивному взгляду: мировоззрение Эсхила, базирующееся на этическом постулате, не могло победить — слишком уж противоречило оно повседневному опыту. В греческой литературе Эсхил был его последним приверженцем.

У Геродота (и Софокла) также имеются следы таких представлений (II, 120: „За тяжкие неправды следуют от богов и тяжкие наказания"), но в основном этот гармоничный миропорядок Геродот признает лишь в царстве растений и животных, которым боги не имеют основания завидовать, и применительно к роду человеческому в целом.

„Промысл божий мудр, как и подобает ему быть, и потому сотворил многоплодными всех животных робких и идущих в пищу с той целью, чтобы они не были съедены все; напротив, малоплодными сотворил он всех животных сильных и вредных" (И, 108—109; следует ряд примеров).

Что же касается судьбы отдельных людей, то здесь неумолимый опыт заставил Геродота порвать с этим старым телеологически-апологетическим мировоззрением. Его боги далеко не всегда -руководятся нравственными мотивами: они ведут себя так же, как земные властители. Они завистливы и с особым наслаждением губят людей, проявивших заносчивость (и(3рц). Бог (о &ео;) любит низвергать все выдающееся; преступление человека состоит в том, что он стремится занять лучшее место и получить больше благ, чем ему отведено роком или божеством, и стремится понять, почему ему отведено такое, а не иное место, хотя нежелание подчиниться воле божества без всяких размышлений есть непростительная

39
гордыня (xipptg), ибо положенный каждому человеку удел зависит от судьбы — слепой и непостижимой.

Мейер (стр. 257—259) правильно отметил и то, что взгляд этот близок к мировоззренаю первобытного человека и что деятельность Эсхила была как раз борьбой против этого первобытного взгляда. По этому народному воззрению неожиданный поворот человеческой судьбы, жалкое падение и гибель сильных мира сего объясняются завистью богов и страхом их за собственное положение и даже за собственную жизнь. Так, еврейские сказания о райском древе познания добра и зла и о вавилонской башне подчеркивают прежде всего страх богов за свое собственное положение — они боятся, что человек сравняется с ними, „станет, как один из них“. Получается впечатление, что мировоззрение Геродота и Софокла во многих отношениях является регрессом по сравнению с Эсхилом или даже уже Сол оном. Это новое мировоззрение отвергает требования этического постулата и возвращается к старым народным взглядам: „это новое мировоззрение заменяет прежнее априористическое построение картины мира, организованного на основе высоких этических постулатов, отвечающих требованиям разума, — опытом, неопровержимыми фактами действительности, которые разум обязан признать, как бы они ни противоречили его требованиям. Только обрядовая религия, суеверие и мистицизм могут делать прекрасные дела в эпоху, когда победили просвещение и материализм: живая вера в бога, основанная на вере в его милосердие и справедливость, не может удержаться, ибо она вступает в резкое противоречие с фактами опыта. Кто хочет сохранить в себе живую веру в бога, может сохранить ее только той ценой, что вернется на предыдущую ступень развития". Итак, в действительности мы здесь встречаемся с еще одним проявлением того же научного эмпиризма, характерного для софистики. Этический постулат оказался плохой рабочей гипотезой; жизнь показала, что часто абсолютно безгрешные люди тяжко страдают, тогда как негодяи блаженствуют. Ссылка на грехи, совершенные далекими предками, уже противоречила новым нравственным представлениям. Старый первобытный взгляд давал наиболее удовлетворительное объясне-
Предыдущая << 1 .. 8 9 10 11 12 13 < 14 > 15 16 17 18 19 20 .. 77 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология