Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Новосельцев А.П. -> "Древнейшие государства на территории СССР Материалы и исследования 1986 год" -> 83

Древнейшие государства на территории СССР Материалы и исследования 1986 год - Новосельцев А.П.

Новосельцев А.П. Древнейшие государства на территории СССР Материалы и исследования 1986 год — М.: Наука, 1988. — 264 c.
ISBN 5-02-009488-9
Скачать (прямая ссылка): drevniegosudarstva1986.djvu
Предыдущая << 1 .. 77 78 79 80 81 82 < 83 > 84 85 86 87 88 89 .. 145 >> Следующая


Ср. также: Strab. III, 2, 12; V, 1, 9; VI, 3, 9; IX, 1, 17; 3, 11; 12; X, 4, 5; XI, 6, 3—4.

215 Strab. I, 2, 8—9; III, 2, 12; VII, 7, 10; XVII, 3, 3. Ср. аналогичную ситуацию у Диодора Сицилийского (Diod. IV, 1,1). Подробнее см.: Строгец-кий В. М. Введение к «Исторической библиотеке»... С. 70. В этом теоретическом допущении отличие методологической позиции Страбона от взглядов Полибия, признававшего за историей право излагать только истину (Polyb. III, 56; 11 — 12; XII, 12, 5). О том же говорит Лукиан: Lucian. Quomodo historia scribenda est, 9 —10 (ср.: 42, где со ссылкой на Фуки-дида (Thuc. I, 22, 4) он утверждает, что «полезное» (XP1J0Hjl0'')) которое и является истинной целью историописаиия, может быть только истинно — ex той aXvj&ouc; povou auvafsTou). Подробнее см.: Avenarius G. Lucians Schrift zur Geschichtsschreibung. Meisenheim an Glan, 1956 и литературу вопроса. Впрочем, Полибий признает в известной степени за историопи-санием функцию развлекательную (Polyb. XV, 36, 3); см. подробнее: WalbankF. W. A Historical Commentary... I... P. 7, Not. 12; II. P. 41, 496. Лукиан же допускает в истории передачу мифа только «к слову» ([xuooc; st Ti-C TtapcUттеаоі).— Lucian. Quomodo..., 60; ср.: Avenarius G. Op. cit. P. 163—164. Сходная ситуация, по наблюдениям Харматты, возникает при сопоставлении трудов Гекатея и Геродота, когда Гекатей ис-торизирует миф, а Геродот, поклоняясь факту, отклоняет миф в истории и географии (Harmatta J. Quellenstudien zu der Scythica des Herodot. Budapest, 1941). Реально же столь частые страбоновскке обвинения Ге-

147- ские рассказы в виде истории (toxopiaz ayrqmxi) и заведомо вводить читателя в заблуждение для историка-профессионала просто непорядочно 216.

Однако географу, несмотря на отрицательное отношение к мифам, не чужда и вера в некоторые из них. Он отводит немало места на их локализацию, на всякого рода доказательства их реальности. В материально-лексическом выражении подобные мифы чаще всего переходят в «Географии» в разряд tatopia, но иногда остаются обозначенными и как — тот классический античный миф,

в реальности которого правоверный грек не сомневался. Нетрудно заметить, что рационалистически настроенный географ безоговорочно верит только в один вид мифов, в мифы, связанные с гомеровским эпосом. Вся логика критериев истинного—ложного рушится, когда дело доходит до Гомера, ее уничтожает другая логика.

Разум, образование, скептицизм, проримские настроения — все отступает перед вековой привычкой верить в выношенное годами, в свое, кровное, греческое, традиционное, перед мифоло-гизированностью сознания.

С одинаковым жаром спорит географ со своими современниками и с давно умершими авторами. Особенно люб въедливому и дотош-ливому старику спор терминологический, тот род спора, который проще всего сводится к логическому жонглированию, легче всего разрешается методом сведения к абсурду. Нанизывая аргументы, основанные на семантике терминов, априорно исходя из их неизменности, Страбон легко побеждает своих умерших оппонентов, не ведая о том, что противники его подразумевали под этими терминами совсем иное. Смещаются временные пласты: географ исходит из того, что гомеровские мифы — сказки, но нужные и полезные, ибо им всегда присуща рациональная основа: «...ведь мифы принимали не только поэты, но много раньше государства-города и законоустановители (votxo&sto») ради пользы (хой хргр'цхоо ^apiv), имея в виду физическую природу разумного животного [человека]: ведь человек — любитель сверхъестественного (<piXsi5^[xa)v) и [как] предпосылка к этому любит мифы, начинает

родота в мифологизме небезосновательны (Лурье С. Я. Геродот. С. 111, 112; Лосев А. Ф. Античная философия истории. M., 1977. С. 89—94). Более того, даже в труде Фукидида, впервые резко противопоставившего историю мифологии, мифологические мотивы, объяснения, ссылки, реминисценции занимают значительное место (Лосев А. Ф. Античная философия истории. M., 1977. С. 98—101). Ср. выше. Гл. 2, § 6.

з" Strab. I. 2, 35; 3, 23; И, 3, 5; VII, З, 1; IX, 1, 19; 3, 12; XI, 4, 3; 5, 3; 6, 3; XV, 2, 7; XVI, 2, 17; 4, 16; XVII, 1, 52; 3, 3; 8. Страбон четко разграничивает и по-разному оценивает «неведение», «незнание», «ошибку по незнанию» и намеренное введение в заблуждение читателя попытками выдать мифическое за историческое, т. е. заведомую ложь. Последнее совершенно неприемлемо для историка. Оцененные же в соответствии с предыдущими градациями материалы предшественников подлежат исправлению (Siopocusi«;), что и составляет одну из задач труда Страбона. Подробнее см.: Jacob Ch. Cartographie et rectification... P. 35—61.

•148 слушать и все более набираться разума (xotvtov&Tv Xoycov). Причина [этому в том], что миф — некое новое выражение, говорящее не об установленном (ха&єатєхота) [порядке вещей], но о другом, за пределами этого. Новое же и то, чего прежде кто-то не знал, доставляет удовольствие (т]66). А это и создает любителя сверхъестественного (<ptAstS^|xova). Если же присоединяется [нечто] удивительное или чудесное, усиливается удовольствие, которое является возбудителем к учению. Вначале надлежит пользоваться подобными приманками, но по мере взросления необходимо вести к изучению сущего, так как разум уже окреп и не нуждается в угождении. И всякий невежда и необразованный является в некотором роде ребенком и так же любит мифы. Так же и посредственно образованный: он не силен разумом и придерживается детской привычки. Так как чудесное не только приятно, но и ужасно, то для детей и для взрослых полезны оба этих рода. Детям мы рассказываем доставляющие удовольствие мифы для поощрения, пугающие же — для отвращения [от чего-либо]. ...Толпа (ot коХ-Xot), живущая в городах, сподвигается к добру сладостью мифов, когда они слушают поэтов, рассказывающих о мифических подвигах, да и, клянусь Зевсом, когда видят рисунок (ура<р^), деревянное изображение (Eoavov) или скульптуру (тгХаа[хаш), являющую какую-то подобную мифическую перипетию. Они отвращаются от [дурных дел], когда видят кары богов, страхи и угрозы или в описании, или в изображении невидимого, или когда верят, что что-то [из изображенного] происходило. Ведь невозможно философу повести толпу женщин или массу всякого простонародья (xuSaiwv) или призвать [их] разумом к благочестию, почтительности и вере. Словом, необходим суеверный страх, а это уже не без мифов и чудес. Ведь молния, эгида, трезубец, факелы, драконы, копья-тирсы — оружие богов — все это мифы, [как] и вся древняя теология. Но все это принимали основатели государств в качестве пугал для неразумных. Так как мифотворчество именно таково и так как оно влияет на общественную и политическую сторону жизни, а также на историю сущего, то древние сохраняли воспитательную систему до конца юношеского возраста и считали, что с помощью поэзии можно научить мудрости всякий возраст. Спустя годы труды по истории (т] xr\Q iaxopioQ ypaеру) и теперешняя философия вышли на первый план. Но она для немногих. Поэтическое полезно народу и способно наполнить театры, это в высшей степени относится и к гомеровской поэзии. Первые историки и физики являются и мифографами. Так как поэт [Гомер] знал, что мифы относятся к воспитанию, он в большей степени заботился об истине, но вставлял в нее неправду, первое [истину] — принимая, второе [ложь] — [с целью! демагогической по отношению к толпе (ш тсЪ^т]). «Как серебро облекая сияющим золотом мастер», (Od. VI, 232) так и он к истинным перипетиям приплетает миф — выражение наслаждения и красоты, имея цель как у историка и у рассказывающего о реальном. Так [в рассказах] о Троянской войне в основе — факт, сверху — мифы... Из неверной же основы
Предыдущая << 1 .. 77 78 79 80 81 82 < 83 > 84 85 86 87 88 89 .. 145 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология