Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Маршак Б.И. -> "Согдийское серебро. Очерки по восточной торевтике" -> 36

Согдийское серебро. Очерки по восточной торевтике - Маршак Б.И.

Маршак Б.И. Согдийское серебро. Очерки по восточной торевтике — М.: Наука, 1971. — 116 c.
Скачать (прямая ссылка): sogdiyskoeserebro1971.pdf
Предыдущая << 1 .. 30 31 32 33 34 35 < 36 > 37 38 39 40 41 42 .. 49 >> Следующая

Китайцы заимствовали у персов и согдийцев всё, связанное с аристократическим образом жизни, тогда как тюрки были их учителями в военном деле. Представление о западном иноземце — знатоке драгоценностей — проникло даже в сказки [209]. В то же время торжественная официальность иранского искусства не находила здесь отклика, поскольку в Китае много веков существовал свой чрезвычайно стойкий комплекс монархических представлений. Рыцарский дух согдийской культуры и удаль степных всадников оставались для китайской знати и мастеров, работавших на неё, чем-то экзотическим, далёким от реальной их жизни, хотя и привлекали внимание.
Согдийцы, а позднее персы и арабы высоко ценили техническую изощрённость «царства промышленности». В торевтике VIII-IX вв. это влияние сказалось в деталях гравированного орнамента, выделенного позолотой или точечным фоном, хотя оба эти приёма в иной трактовке первоначально пришли в Китай с запада. Изящная беглость как бы случайного, но очень точного рисунка, тонкая штриховка, передающая нежность лепестка, сложный изгиб краёв листа, как бы охваченного порывом ветра, сложные извивы облачного орнамента, в которых за кажущимся нагромождением скрывается строгая упорядоченность, — всё это поразило воображение «западных иноземцев», воспитанных на более спокойном геометризованном стиле орнамента. В школах А, В эти черты нашли органическое сочетание с напряжёнными линиями согдийского орнамента, обогатив его некоторыми деталями. В восточной школе С эти мотивы сказались гораздо сильнее. На блюде ВС111 (Т43), связанном с сиро-
(82/83)
византийской традицией, попытка передать чуждую манере мастера лёгкость приводит к появлению какого-то гротескного оттенка. Византийские мастера попытались внести в своё строгое искусство танских фениксов и листья с загнутыми краями [175, с. 16-17], но очень скоро эти листья, изменившие стиль византийского растительного орнамента [233, с. 22-32], геометризировались, вошли в канон и потеряли сходство с оригиналом. В художественной керамике Ближнего Востока IX-XII вв. было много попыток воспроизвести цвет и фактуру китайского фарфора и штейнгута, но при этом почти никогда не заимствовали мотивов рисунка [191].
Изделия мастеров Рума и Чина — Византии и Китая — высоко ценили в Иране и Средней Азии, но ценили их не за одно и то же. Поэтический рассказ Низами о соревновании румийца и китайца при дворе Александра Македонского показывает, как понимали это различие. Румийский художник написал замечательную фреску, тогда как отделённый от него занавесом китаец зеркально отполировал стену напротив фрески. Когда сняли занавес, зрители увидели две одинаковые картины. Вскоре Александр понял, что перед ним картина и её отражение, а не две картины, и вынес решение: румийцы выше в живописи, а китайцы — в полировке. Это противопоставление искусства и технической изощрённости не передаёт все стороны восприятия китайского и византийского искусства на Ближнем Востоке, но хорошо согласуется с тем, что мы видим в торевтике.
Согдийские мастера заимствуют у византийцев не только и не столько детали орнамента, хотя именно они и позволяют уверенно говорить о контактах, сколько характерные особенности форм кувшинов, кружек и блюд, а также композиционные схемы. «Обаяние красоты типа населения империи», может быть, тоже проявилось в торевтике: ручку кружки из с. Покровское (Т12) украшает профильная голова античного облика.
Согдийские художники считали, что они могут даже имитировать византийскую вещь: клейма на дне кувшина из с. Покровское (Т11) — это попытка выдать местное изделие за константинопольский товар.
Бухарские ткани «занданечи» [186, 16], тип которых сложился в конце VI-VII вв., по иконографии восходят к византийским тканям (см. [57; 58], также [59, с. 45-49, р. 2-6]) и, в меньшей мере, к сасанидским тканям [186]. Специфически согдийские черты рисунка выступают только в деталях [16, с. 75]. [6]
(83/84)
Типологически перед нами явление, аналогичное той школе, на основе которой сложилась школа А, где иконографические схемы — главным образом сасанидские, а многие детали и неожиданная для постсасанидской эпохи выразительность — согдийские.
Где сложилось такое сочетание? До падения Сасанидов и даже до захвата Согда арабами едва ли мы вправе предполагать ощутимое согдийское влияние в Иране, царь которого уничтожал согдийские товары и убивал согдийских послов. С другой стороны, воздействие сасанидского Ирана — империи «царя царей» — после завоевания кушанского царства в конце IV в. [55; 78] начинает сказываться в нумизматике, глиптике, торевтике и керамике бывших кушанских владений, т.е. соседей Согда. В начале VI в. Согд входит в державу эфталитов, пытавшихся, опираясь на сасанидскую традицию, создать своё официальное искусство [89]. Проблема эфталитского наследия одна из самых важных для вопроса сложения нового стиля в искусстве, вопроса о том, как пришли в монументальную живопись и скульптуру Согда или в торевтику Хорезма черты гуптской культовой иконографии и сасанидской царской иконографии. Однако в согдийской торевтике почти нет следов этого наследия, так как она складывалась в основном вне официального или церковного искусства. Связь с Индией — страной мудрости — была важна для большого искусства, но не для пиршественной посуды, хотя то, как ожили в руках согдийских художников полупальметты, может быть связано не только с духом согдийского искусства, но и с влиянием гуптской орнаментики, занесенной сюда при эфталитах. Не случайно, согдийская пальметта находит аналогии прежде всего в орнаменте Бамиана, где однако стиль ближе к гуптскому, чем у орнаментов со сходными пальметтами на согдийских памятниках. Об этом же направлении связей говорит как будто и понимание лотоса в согдийской торевтике.
Предыдущая << 1 .. 30 31 32 33 34 35 < 36 > 37 38 39 40 41 42 .. 49 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология