Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Маршак Б.И. -> "Согдийское серебро. Очерки по восточной торевтике" -> 2

Согдийское серебро. Очерки по восточной торевтике - Маршак Б.И.

Маршак Б.И. Согдийское серебро. Очерки по восточной торевтике — М.: Наука, 1971. — 116 c.
Скачать (прямая ссылка): sogdiyskoeserebro1971.pdf
Предыдущая << 1 < 2 > 3 4 5 6 7 8 .. 49 >> Следующая

сосудов, некоторые мотивы их украшения и сюжеты изображений оказываются столь же бродячими, обнаруживая себя то в Средней Азии, то в Иране, то на Кавказе. Особенно схожи в них изображения на культово-мифологические темы...» [112, с. 145].
Осторожность и широта подхода, казалось бы, позволяют избежать крайностей, но возникает новая опасность: в безбрежном сходстве стали незаметны различия. Впрочем, Л. И. Ремпель ищет выход из этого всеобщего сходства. «Местное, — пишет он, — проявилось сильнее в светских сюжетах, к которым относятся иконография царских фамилий, сцены народных обычаев и празднеств, темы народного эпического и сказочного содержания».
К сожалению, эта априорная концепция неприложима к конкретным сосудам. За исключением «иконографии царских фамилий», из которых на сосудах мы узнаём Сасанидов, остальные предложенные критерии уводят нас в полную неопределённость: ведь различия обычаев, празднеств, эпоса и сказок Согда и Ирана нам неизвестны из-за фрагментарности письменных источников.
Проблема настолько сложна, что нужно или отказаться от попыток отнести к конкретным дате и месту отдельные сосуды, или же найти более определённые критерии, но большинство исследователей выбирает третий путь: атрибуция дается без серьёзных аргументов, так как кажется, что её не только трудно доказать, но и трудно опровергнуть. Слишком уж выразителен и богат сасанидский металл, чтобы, занимаясь иранским или среднеазиатским искусством, археологией или шире — историей культуры, можно было обойтись без него.
Ошибки, которые обычны при атрибуции памятников торевтики у самых серьёзных авторов, едва ли появились бы в их тру-
(6/7)
дах, посвященных другому материалу. [1] В более специальных работах такого рода ошибок меньше. Для них характерна интерпретация сосудов по одной-двум чертам, которые почему-либо привлекали внимание автора. Опубликованная в 1940 г. осторожная гипотеза А. Я. Борисова о согдийском происхождении группы серебряных кувшинчиков с изображением фигур в арках [29], основанная на сопоставлении кувшинов с биянайманскими оссуариями, превратилась в уверенное утверждение в трудах Г. А. Пугаченковой [104, 105], М. Е. Массона [82, с. 53] и Л. И. Ремпеля [111, с. 79 и др.]. Дополнительные доказательства Г. А. Пугаченковой сводятся к тому, что архитектурные детали на кувшинчиках находят параллели в архитектуре Средней Азии.
Однако теперь уже нельзя игнорировать все новые и новые сосуды, происходящие из Ирана, с весьма сходными изображениями [см., например: 170, 172, 216],
свидетельствующие против гипотезы А. Я. Борисова. И даже Л. И. Ремпель в новой работе пишет по поводу мотивов кувшинчиков: «Но только ли согдийской была эта тематика? Она входила в круг образов согдийской торевтики, но она продолжает собой также искусство, развившееся в сасанидское время и на почве других районов Средней Азии, особенно Хорасана, а также возможно, Кавказа» [112, с. 151]. Правда, что автор считает «кругом образов согдийской торевтики» — неясно. Что же касается остроумного объяснения наготы изображенных жриц храмовой проституцией, по мнению Г. А. Пугаченковой и Л. И. Ремпеля [105, с. 56; 112, с. 150], бывшей одним из отличий религии предарабского Согда, [2] то оно основано на неверном понимании источника, в котором речь шла о храме, огня, ставшем капищем дэвов в мифические
(7/8)
времена. [3] Важно, что форма сосудов находит полные аналогии как раз вне Согда, но в пределах сасанидской державы [85, табл. 9; 163, с. 226; 229, р. 11; 114].
Таким образом, аргументы, которые теперь можно выдвинуть против гипотезы
А. Я. Борисова, никак не слабее тех, которые приведены в ее пользу.
В брошюре Н. Н. Забелиной и Л. И. Ремпеля «Согдийский всадник», вышедшей в 1948 г. [54], было отнесено к Согду блюдо с изображением охоты на льва и кабана [101, табл. 3]. Однако надпись на блюде пехлевийская, причем это не просто имя владельца, а запись об изготовлении предмета [75, с. 162-163], Если авторы, работавшие в то время над своей книгой в Самарканде, могли и не знать чтений К. Г. Залемана, П. Хорна и Э. Херцфельда, то Л. И. Ремпель, вернувшийся в последние годы к этой теме, едва ли вправе игнорировать надпись. Среднеазиатские черты блюда Л. И. Ремпель видит в снаряжении всадника и в типе его лица. «Мы не будем занимать читателя деталями», — пишет Л. И. Ремпель в своём новом труде: более того, он едва ли занимался ими сам. Иначе он не принял бы налучья, хорошо известного по росписям Пенджикента (с торчащими луками!), за «короткий кривой меч с гнутой ручкой» (и не сослался при этом на росписи в подтверждение своего мнения); он не принял бы и упавшего кабана, поражённого стрелой, за бегущего по зарослям, хотя поза кабана находит аналогии во множестве сасанидских изображений погибающих животных, но не в изображениях бегущих животных; он не сказал бы об отсутствии «обычного для иранской знати венца», заменённого «простой на волосах лентой», — ведь короны носили цари, а у знати «простая лента» была обычна [30, р. 20, 23, 31 и др.].
Для согдийской гипотезы не остаётся оснований, поскольку два пояса всадника и верх такого же налучья видны на конной статуе Таки-Бостана, поскольку стремена в VII — начале VIII в. были распространены уже очень широко в Европе и Азии, мечи, подобные мечу «согдийского всадника», были найдены в Северном Иране, а их изображение есть на охотничьем рельефе Таки-Бостана [173; 210], поскольку, наконец, лицо всадника с большими глазами навыкате очень похоже на лица царей на некоторых поздних сасанидских монетах.
Предыдущая << 1 < 2 > 3 4 5 6 7 8 .. 49 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология