Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Гумбрехт Х.У. -> "Производство присутствия: Чего не может передать значения" -> 45

Производство присутствия: Чего не может передать значения - Гумбрехт Х.У.

Гумбрехт Х.У. Производство присутствия: Чего не может передать значения — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 184 c.
Скачать (прямая ссылка): proizvodstvopri2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 39 40 41 42 43 44 < 45 > 46 47 48 49 50 51 .. 64 >> Следующая

прошлого, то есть возможность «разговаривать» с мертвыми или «прикасаться» к предметам мира, где они жили.
Говоря, что такие «глубинные», связанные с жизненным миром пласты человеческой культуры MOiyr делаться видимыми в переходные исторические моменты между разными конкретно-историческими культурами повседневного мышления — например, между гибелью «исторического времени» и возникновением новой исторической культуры, соответствующей нашему расширенному настоящему, — я никоим образом не имел к виду, что приемы, разрабатываемые нами для удовлетворения таких базовых желаний — одним из которых является желание презентификации. — обязательно примитивны. Нет никаких оснований считать, будто исторические романы или фильмы, создающие эффекг презентификации, должны быть менее сложны, чем романы и фильмы, стремящиеся показать возможность учиться на уроках прошлого. Но тогда чем же вообще приемы, используемые для презентификации прошлого, отличаются, скажем, от приемов, позволяющих учиться на уроках прошлого? Судя по интересам и практикам наших дней, средства презентификации прошлого имеют явную тенденцию отдавать предпочтение пространственному аспекту, ибо только при пространственном показе мы можем пережить иллюзию осязаемости связанных с прошлым вещей. Этим может объясняться растущая популярность такого института, как музей, а также вновь возникший общественный интерес к такой частной исторической дисциплине, как археология, и переориентация ее собственной деятельности3”. Вместе с тем тенденция к пространственности заставляет нас лучше сознавать ограниченность возможностей историографии как текстуального медиума, позволяющего делать прошлое настоящим [present]31. Несомненно, тексты и категории являются наиболее подходящим средством при истолковывающем подходе к прошлому'. Но впечатление такое, что даже самые солидные интеллектуальные жесты исследования прошлого все более меняются, начав угождать желанию делать прошлое настоящим, и эти изменения требуют от нас пересмотра некоторых базовых требований и пресуппозиций, связанных с профессией историка.
Главное, на что должен быть настроен историк, — это, во-первых, умение обнаруживать в своей собственной повседнев-
ности такие предметы, которые не имеют в этом мире никакого явного практического применения (не являются «подручными», как выразился бы Хайдеггер), а во-вторых, решимость не подыскивать им какой-либо практической функции и не терять к ним вовсе внимания (оставляя их как бы «присутствующими под рукой»)**. Только такая двойная операция — обнаружение предметов без практического применения и отказ подыскивать им такое применение — конституирует «исторические объекты» и сообщает им специфическую ауру — по крайней мере, в глазах самого историка и исторически восприимчивого зрителя. Презентификация же, вместо того чтобы задаваться вопросом, что могут «значить» такие предметы, ставшие историческими объектами, — а именно таков правильный вопрос, если мы желаем рассматривать их как симптомы прошлого, которое в итоге позволит нам лучше понять наше настоящее, — заставляет нас не спрашивать о значении, а двигаться в другом направлении. Желание присутствия заставляет нас воображать, в каких телесных и мысленных отношениях мы могли бы находиться с теми или иными предметами, если бы встретили их в их собственном историческом мире повседневности (а не спрашивать, что эти предметы «значат»). Как только мы начинаем чувствовать, сколь притягательной и заразительной может быть эта игра нашего исторического воображения, как только мы начинаем вовлекать в этот умственный процесс других людей — значит, мы создали ту ситуацию, какую имеем в виду, говоря, что некто способен «воскрешать прошлое». Таков первый шаг к «обращению с вещами прошлого, как будто они находятся в нашем собственном мире», — я цитирую предисловие из кастильской «Общей хроники» XIII века. В такой ситуации одна из выгод нашей почти буквальной «увлеченности» прошлым может бы ть обусловлена тем обстоятельством, что, переступая порог жизненного мира, образуемый нашим рождением, мы отворачиваемся от постоянно гро;шщего и постоянно присутствующего будущего — от своей смерти. Но еще важнее этого отворачивания от смерти то, что при нашем новом отношении к прошлому мы на общеинституциональном уровне отказываемся задаваться вопросом, какой пользы можно ждать от занятий прошлым. Оставлять этот вопрос открытым, предоставляя прошлому просто «воскресать», нам приходится по той
веской причине, что любой ответ на вопрос о практической пользе сузит наши возможности наслаждаться прошлым — просто радоваться соприкосновению с ним.
4
Наконец, какие последствия такая сосредоточенность на исторической презентификации и эстетических эиифаниях может иметь для нашего преподавания, то ес ть для университетского преподавания определенной группы дисциплин, которые в англо-американской академической традиции именуются «гуманитарными науками и искусствами»? Хотелось бы подчеркнуть, что проблема состоит, по крайней мере в первую очередь, не в том, как возбудить это желание присутствия в университетской аудитории. Я хотел бы обсудить другое: может ли — и должна ли — такая новая, видоизмененная концепция «эстетики» и «истории» как двух главных базовых моментов предлагаемого мною подхода к культурным объектам оказывать воздействие на то, как мы мыслим себе нашу преподавательскую деятельность и как подходим к выполнению своих педагогических обязанностей. Между этими дву мя базовыми моментами я усматриваю два сходства, способные иметь существенное значение в педагогических делах. Первое из этих сходств — утверждение четкой дистанции по отношению к миру повседневности, что, очевидно, составляет необходимое и дос таточное условие как для совершения эпифании, так и для исторического исследования. Эстетическое переживание требует от нас ситуационно и темпорально «островного» положения, а историческое исследование предполагает способность выявлять и готовность признавать нефункциональность некоторых предметов нашего внимания но отношению к своему окружению. Второе же сходство, которое я хотел отметить здесь, — то, что в обоих случаях мы не спешим, следуя обычаю, истолковывать предметы нашего внимания, то есть приписывать им значения. В конечном счете нам. может, и не удержаться от приписывания значений эстетической эпифании или историческому объекту. Но, как я уже доказывал, и там и тут (причем по разным причинам) наше желание присутствия будет лучше всего удовлет-
Предыдущая << 1 .. 39 40 41 42 43 44 < 45 > 46 47 48 49 50 51 .. 64 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология