Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Гумбрехт Х.У. -> "Производство присутствия: Чего не может передать значения" -> 44

Производство присутствия: Чего не может передать значения - Гумбрехт Х.У.

Гумбрехт Х.У. Производство присутствия: Чего не может передать значения — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 184 c.
Скачать (прямая ссылка): proizvodstvopri2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 38 39 40 41 42 43 < 44 > 45 46 47 48 49 50 .. 64 >> Следующая

5— 3484
щего как абсолютно невозможное. Скорее мы предвидим, что оно окажется очень сложным (и дорогостоящим), и лучше уж заняться расчетами риска27, то есть прикинуть, насколько дорого нам обойдется, если тех или иных предвидимых нами процессов не произойдет. Выяснив эту цену, можно покупать страховку — вместо того чтобы домогаться абсолютно точного знания о том, что принесет нам будущее.
Другой способ рассмотреть тот же процесс — вернуться к старым добрым спорам, является ли наше настоящее (еще) «модерном» или (уже) «постмодерном», — спорам, столь будоражившим умы всего лет десять назад. Как мы начинаем понимать ныне, эти споры были симптомом того, что хронотоп «исторического времени» подходит к концу, и независимо от того, называть ли наше время «модерном» или «постмодерном», этот процесс ухода исторического времени в прошлое, по-видимому, теперь уже и сам остался позади88. «Историческое время» (и наше понятие «истории», связанное с конкретноисторической культурой, исторический характер которой мы осознали лишь недавно) основывалось на предположении, что существует асимметрия между прошлым как «пространством опыта» и будущим как «горизонтом ожиданий». В понятии «исторического времени» предполагалось, что вещи неизбежно меняются со временем и что, хотя настоящее и будущее не могут не отличаться от прошлого и поэтому' мы постоянно оставляем прошлое позади, но имеется возможность «извлекать уроки из прошлого», а именно определять «законы» исторических перемен и разрабатывать на основе этих «законов» возможные сценарии будущего. Настоящее представлялось просто кратким переходным моментом между уходящим прошлым и наступающим будущим, в течение которого люди формируют свою субъективность и ведут деятельность, обдумывая и выбирая варианты будущего и стараясь способствовать реализации избранного ими конкретного варианта. Как кажется, совсем недавно мы перестали приписывать себе то движение сквозь время («оставляя прошлое позади» и «встуттая в будущее»), которым было проникнуто историческое время. Так, замена прогнозирования расчетом риска означает, что отныне мы переживаем будущее как непостижимое — по крайней мере, во всех практических делах. Вместе с тем мы сильнее прежнего (и бу-
дучи лучше для этого подготовлены, как в плане знаний, так и в плане технологии) жаждем наполнить свое настоящее артефактами прошлого и основанными на этих артефактах репродукциями. Доказательством могут служить сменяющие друг друга волны «ностальгических культур», беспрецедентный наплыв посетителей и новые стили экспонирования в наших музеях, а также споры о неспособности общества жить без исторической памяти, которые особенно интенсивно идут в наши дни в Европе. Между этим «новым» непостижимым будущим и этим новым прошлым, которое мы больше не оставляем (не хотим оставлять) позади, мы начали чувствовать, как расширяется наше настоящее и замедляется ход времени.
Какое же отношение все эти рассуждения (если считать, что я достоверно излагаю в них состояние нашей сегодняшней исторической культуры) имеют к понятию «присутствия» и к его возможным последствиям для преподавания и исследования истории? Один из возможных ответов основан на впечатлении, что наша страсть наполнять свое все ширящееся настоящее артефактами прошлого имеет мало или даже вовсе ничего общего с традиционным проектом истории как научной дисциплины, с проектом толкования (то есть реконцептуализации) наших знаний о прошлом или же с задачей «извлечения уроков из истории». Наоборот, экспозиции некоторых музеев по своей"организации напоминают светомузыкальные шоу, которые с конца 50-х годов начали устраивать в некоторых исторических местах Франции, или же такие популярные исторические романы, как «Имя розы», и такие фильмы, как «Эпоха радио», «Амадей» или «Титаник». Все это отвечает желанию презентификации — и. конечно же. у меня тут нет претензий. Лишенные возможности все время осязать, слышать и обонять прошлое, мы охотно лелеем иллюзии подобных ощущений. Такое желание презентификации можно связать со структурой расширенного настоящего, где мы больше не чувствуем прошлое «оставленным позади» и где будущее для нас закрыто. Конечным итогом такого расширенного настоящего является скопление миров и артефактов прошлого в какойто сфере симультанного бытия. Еще одна, дополнительная (а не альтернативная) возможность объяснить наши меняющиеся отношения с прошлым связана с тем. что новейшая историчес-
кая культура — соответствующая этому новейшему хронотопу — еще просто не успела возникнуть, и это выявляет некий базовый (возможно, метаисторический) уровень в привлекательности, которую имеет для нас прошлое29.
Чтобы лучше уяснить себе эту базовую (в немецкой традиции мы сказали бы «антропологическую») привлекательность прошлого, хорошей отправной точкой является феноменологическое понятие «жизненного мира». Под «жизненным миром» Эдмунд Гуссерль предлагает понимать совокупность умственных и душевных операций, которые, как мы думаем, осуществляют (способны осу ществлять) все люди во всех культурах. Тогда исторически конкретные «миры повседневности» могут анализироваться как множественные выборки из ряда всех возможностей, предоставляемых жизненным миром. Одно из самых удивительных свойств жизненного мира — по крайней мере, с точки зрения нашего рассуждения — это то, что люди, вообще говоря, способны представлять себе такие душевные и умственные операции, которые человеческий дух не может выполнять. Иными словами, к содержанию нашего жизненного мира относится образ — и желание — способностей, лежащих за пределами жизненного мира. Запас таких представлений образуют предикаты, которые те или иные культуры приписывали своим богам, — такие как всеведение, вечность, вездесущность или всемогущество. Если теперь, опираясь на это рассуждение, принять, что воображаемое нами за пределами жизненного мира должно образовывать — метаисторически устойчивые — предметы желания, то можно, далее, предположить, что различные по своему направлению желания выйти за пределы жизненного мира могут порождать различные глубинные потоки энергии, которые и будут основой развития конкретно-исторических культур. Например, ограниченность человеческой жизни с двух сторон — рождением и смертью — должна вызывать желание выйти за эти рамки жизненного мира, и, конкретнее, составной частью этого желания будет стремление преодолеть предел рождения — в сторону прошлого. Именно это желание и будет мотивировать собой, словно глубинная сила, все существующие в истории конкретно-исторические культуры. Предметом этого желания, заложенного в глубине всех конкретно-исторических культур, окажется презентификаиия
Предыдущая << 1 .. 38 39 40 41 42 43 < 44 > 45 46 47 48 49 50 .. 64 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология