Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Гумбрехт Х.У. -> "Производство присутствия: Чего не может передать значения" -> 40

Производство присутствия: Чего не может передать значения - Гумбрехт Х.У.

Гумбрехт Х.У. Производство присутствия: Чего не может передать значения — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 184 c.
Скачать (прямая ссылка): proizvodstvopri2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 34 35 36 37 38 39 < 40 > 41 42 43 44 45 46 .. 64 >> Следующая

Луман выделяет как специфическую особенность системы искусства симультанносгь значения и восприятия, эффектов значения и эффектов присутствия — и, если только это не значит вводить в философию Лумана слишком сильную субъективную перспективу, я бы рискнул сказать, что описанную им специфику системы искусства вполне можно трактовать как возможность одновременно переживать(ег1еЬеп) и эффекты значения и эффекты присутствия. Всякий раз, когда нам представляется эта симультанносгь, мы можем переживать ее как конфликт или как колебание. Важно здесь то обстоятельство, что в такой специфической ситуации значение не должно отменять или уничтожать эффекты присутствия и что — пеотме-ненное — физическое присутствие вещей (текста, голоса, холста с красками, игры спортивной команды) в конечном счете также не должно подавлять аспект значения. Это отношение между эффектами присутствия и эффектами значения не является и отношением дополнительности, когда каждый член получает такую функцию по отношению к другому, что соприсутствие обоих членов становится устойчивой структурной моделью. Скорее можно сказать, что конфликт/колебание между эффектами присутствия и эффектами значения наделяет предмет эстетического переживания свойством провокатив-ной неустойчивости и неуспокоенности.
В аргентинской культуре есть правило, или предписание, или конвенция, которая прекрасно иллюстрирует, почему я так
подчеркиваю эту не-дополнительность отношения между эффектами присутствия и эффектами значения"’. В Аргентине не принято танцевать танго под пение — при том что высокое, часто просто поразительное литературное качество текстов танго давно уже сделало их предметом законной культурной гордости. Идея этой конвенции, по-видимому, заключается в том., что если в ситуации несбалансированной симультанности эффектов значения и эффектов присутствия обращать внимание на слова танго, то было бы очень трудно следовать движениями тела за музыкальным ритмом; и в итоге такая раздвоенность внимания, вероятно, практически не позволяла бы отпускать — просто буквально «ронять» — свое тело в такт музыке, что, конечно, должен делать всякий желающий исполнять весьма сложные па этого танца, где женская и мужская партии никогда не согласовываются заранее, до начата представления. Иными словами — и этим иллюстрируется то, что я имею в вида, говоря о «конфликте» или «колебании» между эффектами присутствия и эффектами значения, — человеку, пытающемуся зафиксировать смысловую сложность стихов танго, которая делае т их столь меланхоличными, приходится зато лишать себя полного наслаждения, возникающего от слияния танцевальных движений со своим собственным телом. А поскольку мне вовсе незачем утверждать превосходство эффектов присутствия над эффектами значения, то стоит подчеркнуть, что верно и обратное: даже самые совершенные танцоры, когда они танцуют танго, не могут в полной мере улавливать семантическую сложность его стихов.
Говоря, что каждый контакт человека с вещественным миром содержит в себе элементы как значения, так и присутствия, а ситуация эстетического переживания специфична тем, что позволяет испытывать оба этих компонента в их конфликте, я не имею в виду, что сравнительный вес этих двух компонентов всегда должен быть равным. Напротив, я считаю, что в каждом случае имеется свое особое соотношение между компонентами значения и присутствия, которое зависит от материальных качеств (то есть способа коммуникации) того или иного предмета эстетического переживания. Так, смысловая составляющая всегда будет преобладать, когда мы читаем текст, но литературные тексты способны вводить в игру также и фак-
торы присутствия — свое типографское оформление, ритм речи и даже запах бумаги. И обратно, полагаю, что аспект присутствия всегда будет преобладать, когда мы слушаем музыку, — по верно и то, что некоторые музыкальные структуры способны нести определенные семантические коннотации. Но, сколь бы минимальным ни становилось участие того или иного аспекта в тех или иных конкретных условиях коммуникации, я думаю, что эстетическое переживание — по крайней мере, в нашей культуре — всегда позволит нам ощущать конфликт или колебание между присутствием и значением. Вот почему чисто семиотическое (в моих терминах, чисто метафизическое) понятие знака не лучшим образом отвечает эстетическому переживанию. С одной стороны, нам нужно семиотическое понятие знака, чтобы описывать и анализировать его аспект значения. Но, с другой стороны, нам также нужно и аристотелевское понятие вещи как соединения «субстанции» с «формой», чтобы характеризовать аспект присутствия в эстетическом переживании. А если, как я доказывал, эти два аспекта никогда не превращаются в стабильную систему взаимной дополнительности, то нам следует понять, что попы тки создать какое-либо их сочетание, сложное метапонятие, соединяющее в себе семиотическое и несемпотическое определения, не только не являются необходимыми, но и поистине контрпродх’ктивны для анализа.
Могут возразить, что такое простое соположение двух разнотипных понятий, не объединяющихся ни в одной семантической структуре более высокой сложности, есть признак не удачи; точнее, нам могут сказать, что это доказывает реальную непреодоленность онтологической двойственности, характерной для метафизики. С известной точки зрения — с точки зрения совершенно новой эпистемологии, к которой мы могли бы стремиться, — у меня нет серьезных возражений на такое возражение. По ведь, с другой стороны, на мой вопрос о том, что же привлекает нас в ситуациях эстетического переживания, имелось в виду дать конкретно-исторический ответ. Стремление к присутствию, о котором я напоминал, есть реакция на чрезмерно картезианский, конкретно-исторический мир повседневности, который нам хотя бы иногда хочется преодолеть. А потому нет ничего ни удивительного, ни постыдного, если в подобной ситуации — то есть в пашей собственной ис-
Предыдущая << 1 .. 34 35 36 37 38 39 < 40 > 41 42 43 44 45 46 .. 64 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология