Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Гумбрехт Х.У. -> "Производство присутствия: Чего не может передать значения" -> 33

Производство присутствия: Чего не может передать значения - Гумбрехт Х.У.

Гумбрехт Х.У. Производство присутствия: Чего не может передать значения — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 184 c.
Скачать (прямая ссылка): proizvodstvopri2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 27 28 29 30 31 32 < 33 > 34 35 36 37 38 39 .. 64 >> Следующая

Поедание вещественного мира, включая практики антропофагии и теофагии, «жевания госпожи Бовари»57, как вообразил себе однажды Фридрих Ницше, или же поедание тела и питие крови Христа, — все это связано с очевидным и чрезвычайно важным способом освоения мира, при том, что об этом чрезвычайно важном способе освоения мира мы не любим гово-
рить и isce время стараемся отбросить его на периферию пашей собственной культуры значения, а то и еще подальше. Наиболее очевидная причина этой не только интеллектуальной антипатии — конечно, конфликт между нашей культурой, сосредоточенной преимущественно на значении, и поеданием мира как кратчайшим путем к слиянию с вещественным миром в его осязаемом присутствии. Но, быть может, при такой реакции действует и иной механизм — механизм, эквивален ты которому мы найдем и в трех других типах освоения мира. В самом деле, при каждом типе освоения мира те, кто является агентами этого освоения, чувствуют боязнь самим стать объектами освоения того же типа. Так, поедание мира вызывает у людей, как телесных частей мира, страх, что они и сами могут быть съедены. Именно поэтому в большинстве человеческих обществ на поедание человеческой плоти наложено табу — либо вообще, либо на поедание плоти своих сородичей.
Проницание вещей и тел — то есть телесный контакт и сексуальность, агрессия, разрушение58 и убийство — образует второй тип освоения мира, при котором слияние тела с другими телами или неодушевленными вещами всякий раз носит преходящий характер и оттого закономерно создает пространство дистанции для желания и рефлексии. В этом контексте, как я полагаю, объясняется, что сексуальность включает в себя столь сильные ассоциации со смертью, разрушением чужого тела или же его собственным разрушительным воздействием. Как влечение к смерти эти ассоциации, возможно, происходят из желания сделать преходящий союз вечным. Но как страх смерти они, судя по всему, тоже вызваны страхом обратного отношения. Страх насильственного проницания может вызывать кошмары изнасилования. У культуры есть много средств, помогающих совладать с этим страхом. И некоторых культурах существует строгое иерархическое распределение сексуальных ролей, призванное отделить право проницать от угрозы быть проницаемым. Внешне куда более «цивилизованной» — или, пользуясь понятием из давно уже поблекшего интеллектуального дискурса, куда более отчуждающей — стратегией, позволяющей отвести этот страх, является, конечно, почти повсеместно принятый в нашей культуре обычай спиритуализировать сексуальность, вплоть до ее трансформации во взаимное само-
выражение и коммуникацию.
Есть и такой способ освоения мира, когда, с одной стороны, присутствие мира или партнера все еще ощущается физически, хотя, с другой стороны, нет никакого реально воспринимаемого объекта, которым могло бы объясняться это чувство. Это то, что мы называем мистицизмом. В рамках данной типологии интересно, что наша культура относит все формы мистицизма к категории духовной жизни, оставляя нерешенной проблему, вытекающую из двух обстоятельств: что состояния мистического восторга часто вызываются высокоритуализированными телесными практиками и их наступление всегда связано с ощущением некоторого физического воздействия. Конечно, желание, которое мистицизм позволяет в полной мере познать, — это опять-таки желание длительного обладания, желание обладать вещественным миром, любимым человеком, божеством. Но мистицизм может также обернуться и страхом самому стать предметом обладания, одержимости, а поскольку мистицизм можно соотнести с хотя бы рудиментарно развитой субъектной позицией у практикующих его, это означает, что он связан с постоянным страхом утратить контроль над собой. Именно этот специфический страх заставлял большинство знаменитых мистиков посвящать длинные и сложные размышления вопросу о предосторожностях и процедурах, способных гарантировать возвращение назад из состояния мистической одержимости. Возможно, еще интереснее и, несомненно, гораздо радикальнее противоположная стратегия — сознательное открытие себя акту неистовой одержимости богом. В этом случае, например у так называемых pais do santo («отцов богов/ святых») в большинстве афробразильских культов, по-видимому, само желание быть одержимым, сделавшись вполне завершенным намерением и стратегией одержимости, как раз и отводит страх разрушения личности.
Понятно, что полюсу культуры значения соответствуют в данной типологии толкование и коммуникация как исключительно духовные способы освоения мира. Любое усилие с целью понять и показать, что это не единственный способ отношения к вещественному миру и его освоения, представляет собой в потенции шаг к выход)' из безраздельно смысловой сферы. А если бы в этом пункте, в данном контексте еще пришлось бы
ПО ТУ СТОРОНУ ЗНАЧИ1ИЯ
95
развертывать или даже описывать стандартные импликации толкования и коммуникации, то эта книга оказалась бы бессмысленной. Поэтому мы можем сразу же обратиться к специфическому страху, вызываемом)'тем, что, пожалуй, можно назвать «тотальной коммуникацией». Это, конечно, страх быть доступным в самых сокровенных своих мыслях и чувствах — доступным и открытым, словно книга, доя толковательного искусства родителей и учителей, супругов и шпионов. Существует и ритуал, чтобы унять этот страх, и в своих базовых структурах он точно соответствует намеренной открытости pai do santo для акта божественной одержимости. В культуре коммуникации его эквиватснтом являются психоанализ и психотерапия. Ведь в психоанализе важен не столько результат толкования, сколько преодоление страха, что тебя будут толковать, — путем сознательного самораскрытия и даже выплаты немалых денежных сумм, чтобы случилось то самое, чего ты более всего опасаешься. Дополнительной к этому стратегией является искусство притворства, искусство таить свои сокровенные мысли и чувства под маской какого-нибудь ничего не выражающего «выражения»59. Как я уже отмечал, именно это искусство убедило Макиавелли в том, что католический король Фердинанд Арагонский является первым воплощением современного политика. Совершеннейший способ таиться под маской — это хранить полное молчание. А молчание сближает с немотой присутствующих вещей, с немотой, производящей их присутствие. С другой стороны, нет такого возникновения значения, которое не облегчаю бы тяжести присутствия.
Предыдущая << 1 .. 27 28 29 30 31 32 < 33 > 34 35 36 37 38 39 .. 64 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология