Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Гумбрехт Х.У. -> "Производство присутствия: Чего не может передать значения" -> 32

Производство присутствия: Чего не может передать значения - Гумбрехт Х.У.

Гумбрехт Х.У. Производство присутствия: Чего не может передать значения — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 184 c.
Скачать (прямая ссылка): proizvodstvopri2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 26 27 28 29 30 31 < 32 > 33 34 35 36 37 38 .. 64 >> Следующая

&восьмых, в культуре значения категория события неразрывно связана с ценностью, приписываемой инновации, и, как следствие, эффекту неожиданности. А в культуре присутствия эквивалентом инновации является — по необходимости беззаконное — отпадение от упорядоченных процессов космоса и связанных с ним правил человеческого поведения. Поэтому, представляя себе культуру присутствия, приходится решать трудную задачу- — мыслить событийность как нечто отдельное от инновации и неожиданности. Подобное представление должно напомнить нам, что даже в тех регулярных изменениях и преобразованиях, которые мы можем предсказывать и ожидать, содержится момент разрыва континуальности. Мы знаем, что вскоре после восьми часов вечера оркестр заиграет увертюру. которую мы уже много раз слышали. И все же нас обязательно «поразит» тот разрыв континуальности, которым отмечен миг, когда раздаются первые звуки, — он производит эффект такой событийности, где нет ни удивления, ни инновации. Этот пример со сценическим событием подводит нас, в-<)евятых, к категориям игры и вымысла, посредством которых культуры значения характеризуют такие взаимодействия между' людьми, когда участники неполно, неясно сознают или вовсе не сознают те мотивации, которыми руководствуются в
своем поведении. Это отсутствие (сознательных) мотиваций, управляющих поведением участников, является причиной того, что в ситуациях игры или вымысла место таких мотиваций занимают правила, либо существующие изначально, либо создаваемые по ходу игры. Поскольку действие, то есть человеческое поведение, структурируемое сознательными мотивациями, не имеет места в культурах присутствия, эти культуры не могут создать и эквивалент категорий игры или вымысла, а также и противоположности между игрой/вымыслом и серьезностью повседневных человеческих взаимодействий**. Если в культуре значения серьезность повседневных человеческих взаимодействий имеет своей внутренней противоположностью игру и вымысел, то культуре присутствия приходится — на строго определенный срок — делать перерыв в своем функционировании, заранее предусмотренное исключение из жизненных ритмов, основанных на ритмах космических. Это та структура, которую ученые, вдохновляющиеся идеями Михаила Бахтина, метонимически называют «карнавалом»51. Наконец, чтобы наполнить эту сугубо бинарную типологию кое-какой исторической образностью, можно вновь сказать, что культурам значения соответствуют ритуалы парламентских дебатов, тогда как для культур присутствия прототипическим ритуалом является евхаристия. В принципе парламентские дебаты это состязание разных индивидуальных мотиваций, то есть разных взглядов на отдаленное будущее, что способно давать направление индивидуальному и коллективному поведению в ближайшем будущем. Хотя вплоть до наших дней парламентские дебаты требуют физического присутствия участников, они организуются так, чтобы все решалось исключительно интеллектуальным достоинством соперничающих воззрений и аргументов. Напротив того, евхаристия — это магический ритуал, потому что она делает физически присутствующим тело божье как центральный элемент некоторой ситуации прошлого (как сказано в предыдущей главе, лишь протестантская теология Нового времени превратила евхаристию в акт поминовения). Но каков же тот элемент ритуала, которым производится реальное присутствие Бога, — если это реальное присутствие Бога уже образует общую рамочную предпосылку человеческой жизни? Единственно возможный
ответ состои т в том, что отправление обряда евхаристии день за днем должно не просто поддержива ть, а интенсифицировать уже имеющееся реальное присутствие Бога. Эта категория интенсификации помогает нам уяснить, почему для культур присутствия является обычным делом квантифицировать то, что в культуре значения не может пониматься количественно: так, культура присутствия квантифицирует чувства, или ощущение уединения и отсутствия, или же разные степени одобрения и неприятия55.
Неотъемлемым свойством такого рода типологий является то, что они допускают практически бесконечное продолжение и уточнение, и гак как десять уже отмеченных оппозиций кажутся каким-то довольно случайным круглым числом, я на этом и закончу свою бинарную типологию «культур присутствия» и «культур значения». Эту главу о разнообразных попытках представить себе отношение к текстам, культурным объектам и миру в целом, которое не носило бы исключительно толковательный характер, мне хотелось бы заключить еще другой типологией. Вместо того чтобы давать все более сложные концепции разных типов кулыуры, эта вторая типология обращается к разным типам освоения мира человеком. Вместо бинарных оппозиций наша вторая типология различает четыре т ипа освоения мира. Порядок, в котором я буду представлять эти четыре тина освоения мира, можно объяснить как движение от того способа освоения мира, который соответствовал бы идеальному типу культуры присутствия, к противоположному полюсу, то есть полюсу чистой культуры значения. Неизменным в моей первой и второй типологии остается их дискуссионный характер. Как и в рассуждениях о категориях «культуры присутствия» и «культуры значения», так и теперь, различая четыре разных типа освоения мира, я в конечном счете вновь надеюсь наметить и предложить образы и понятия, способные помочь нам уловить нетолковательные моменты в нашем отношении к миру56.
Предыдущая << 1 .. 26 27 28 29 30 31 < 32 > 33 34 35 36 37 38 .. 64 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология