Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Гумбрехт Х.У. -> "Производство присутствия: Чего не может передать значения" -> 31

Производство присутствия: Чего не может передать значения - Гумбрехт Х.У.

Гумбрехт Х.У. Производство присутствия: Чего не может передать значения — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 184 c.
Скачать (прямая ссылка): proizvodstvopri2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 25 26 27 28 29 30 < 31 > 32 33 34 35 36 37 .. 64 >> Следующая

ное или самораскрывающееся «знание» есть что-то вроде являющейся, предъявляющейся нам субстанции (даже и вместе с внутренним смыслом), не требующей толкования для своего преобразования в значение.
В-четвертых, три первых аспекта оппозиции между культурой значения и культурой присутствия позволяют предположить, что эти культуры — эксплицитно или имплицитно — фактически имеют дело с двумя разными центральными понятиями: для культуры значения это «знак», а для культуры присутствия эго «вещь». В культуре значения повседневная практика и повседневное мышление организуются вокруг по нятия «знака», что в точности соответствует тому метафизическом}’ характеру, который при упрощенном, но чрезвычайно распространенном толковании приписывается лингвистике Фердинанда де Соссюра. Существенно также добавить, что в культуре значения «чисто материальное» означающее перестает быть предметом внимания, как только опознан «лежащий под ним» смысл. Гораздо менее привычно для нас (типологически говоря) аристотелевское понятие «вещи», которое можно рассматривать как краеугольный камень культуры присутствия. В такой традиции вещь представляет собой соединение субстанции (того, чему требуется место) и формы (того, что позволяет субстанции быть воспринимаемой). Подобная концепция вещи избегает резко различать чисто духовное и чисто материальное, две разные стороны того, что соединяется в знаке. Как следствие, при такой концепции ни одна из сторон вещи не исчезает после того, как мы завладели смыслом. Не пытаясь здесь придавать аристотелевскому понятию вещи слишком широкое («общекультурное») влияние, я все же хотел бы вспомнить здесь одного японского туристического гида, который сначала рассказал мне, каково точное значение каждой глыбы в знаменитом саду камней, а затем прибавил: «Но эти камни прекрасны еще и потому, что все ближе подступают к нашим телам, никогда не с давливая их». Подобный мир — мир, где камни подступают все ближе и где истина может быть субстанцией, то есть мир культуры присутствия, — это. в-пятых, такой мир, где люди стремятся поддерживать отношения с окружающим космосом, включая себя, то есть свои тела, в ритмы этого космоса. Желание сбить или исказить эти рит мы (и
даже ненамеренное, случайное их изменение) рассматривается в культуре присутствия как признак человеческого непостоянства или же просто как грех. Напротив того, в культуре значения люди склонны считать преобразование (усовершенствование, украшение и т.д.) мира своим главным призванием. Воображать новый мир, частично преобразованный благодаря поведению людей, — это то, что мы называем «мотивацией», а любое поведение, направленное на реализацию таких представлений. есть «действие». Подобные взгляды на будущее и попытки претворять их в реальность кажутся тем более оправданными, чем более они опираются па знание о мире, выработанное самим человеком. В культуре присутствия понятию «действия», присущему культуре значения, пожалуй, ближе всего соответствует понятие «магии», то есть практика, делающая отсутствующие вещи присутствующими, а присутствующие отсутствующими. Однако магия никогда не представляет себя опирающейся на знание, выработанное человеком. Скорее она зиждется на рецептах (зачастую тайных или раскрытых по секрету), чье со держание открылось людям как часть вечных и неизменных процессов космоса, частью которого считают себя и сами люди. Поскольку в культуре присутствия господствующим самоопределением служит тело, то, в-шестых, пространство, то есть сфера, которая образуется вокруг тел, закономерно составляет Основополагающую сферу, где устанавливаются отношения между разными людьми и между людьми и вещественным миром. Напротив, основополагающим измерением для любой культуры значения является время, гак как существует, по-видимому, неизбежная связь между сознанием и темпораль-иостью (вспомним гуссерлевское понятие «потока сознания»). Но главное, время является основополагающим измерением для любой культуры значения потому, что требуется время для выполнения тех преобразовательных действий, посредством ко го рых культуры значения определяют отношения между людьми и миром. Раз так, коль скоро в культуре присутствия прос транство — та господствующая сфера, где образуются отношения между людьми, то есть между человеческими телами, то, в-седьмых, эти отношения все время могут превращаться (и действительно имеют тенденцию превращаться) в насилие — то есть в занятие и блокирование пространства телами — про
тив других тел. И наоборот, для культур значения типичным (и, может быть, даже обязательным) является бесконечно откладывать момент актуального насилия и тем самым превращать насилие во власть, которую можно определить как потенциал занятия и блокирования пространства телами. Чем более самообраз [self-image] той или иной культуры типологически соответствует культуре значения, тем более в ней будут стараться скрыть или даже исключить насилие как окончательный потенциал власти. Этим объясняется тот факт, что в последние десятилетия историки и философы нашей культуры смешивали властные отношения с отношениями, создаваемыми распределением знания. Между тем линии, по которым распределяется знание, могут совпадать с линиями властных отношений лишь постольку, поскольку стабильность линий распределения знания в конечном счеге гарантируется, даже и в культуре значения, потенциалом и угрозой физического насилия.
Предыдущая << 1 .. 25 26 27 28 29 30 < 31 > 32 33 34 35 36 37 .. 64 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология