Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Гумбрехт Х.У. -> "Производство присутствия: Чего не может передать значения" -> 21

Производство присутствия: Чего не может передать значения - Гумбрехт Х.У.

Гумбрехт Х.У. Производство присутствия: Чего не может передать значения — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 184 c.
Скачать (прямая ссылка): proizvodstvopri2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 15 16 17 18 19 20 < 21 > 22 23 24 25 26 27 .. 64 >> Следующая

IIO ТУ СТОРОНУ 311АЧК1II [Я .
61
Так что же это значит — положить конец эпохе знака, и что может потребоваться для этого? Что значит положить конец метафизике, и что может потребоваться для этого? Конечно же, это не может значить, ч то нам следует отказаться от смысла, значения и толкования. Как уже сказано в предыдущей главе, я полагаю, что в случае с метафизикой предлог «по ту сторону» может значить только что-то «вдобавок» к толкованию, — разумеется, без отказа от самого толкования как элементарной и. видимо, неизбежной интеллектуальной практики. Это должно означать попытку выработать такие категории, которые позволили бы нам в гуманитарных науках вступать в более сложные отношения с миром, чем одно лишь толкование, то есть присвоение миру смысла (или, пользуясь более старой топикой, извлечение смысла из мира). Таким образом, усилия, потребные для выработки нетолковательных категорий вдобавок к категориям герменевтическим, должны быть направлены про ги в некоторых табу, которые повлекло за собой воцарение толкования как исключительно центральной практики в гуманитарных науках. Трудность выработки такого репертуара нетолковательных категорий для гуманитарных наук должна будет (или просто будет) заключаться в том простом обстоятельстве, что в результате господства картезианской картины мира начиная с раннего Нового времени и господства герменевтики с начал а', XX века в нашем умственном мире кажется, по крайней мере на первый взгляд, буквально невозможным придумать категории, подходящие для решения задачи практиковать (и обосновывать) что-либо кроме толкования.
Деррида никогда не останавливался перед изобретением новых понятий, даже если надобность в том не была очевидной. Тогда почему же он гак колеблется, когда нужно придумать какую-то новую категорию, позволяющую «закончить» эпоху знака? Я думаю, от такой попытки его удерживает предчувствие (быть может, и верное), что при этом неизбежно придется «запачкать руки» (хотя, если уж на то пошло, делать это «по-гуманитарному» не слишком грязно). С помощью этого разговорного выражения я хочу сказать, что, вероятно, положить конец безраздельному господству толкования, отойти от герменевтики и метафизики в гуманитарных пауках нельзя, не обращаясь к категориям, которые потенциальные оппоненты могут поле-
мически назвать «субстанциалистскими», то есть к таким понятиям, как сама «субстанция», «присутствие», а возможно даже «реальность» и «Бытие». Использование подобных понятий долгое время служило в гуманитарных науках симптомом постыдно плохого интеллектуального вкуса; действительно, вера в возможность референции в мире иначе чем через значение стала синонимом крайней интеллектуальной наивности — и вплоть до самых недавних времен лишь немногие осмеливались сознательно навлекать на себя такую в потенции разгромную и унизительную критик)'. Мы все слишком хорошо знаем: в гуманитарных науках является обычным делом говорить что угодно, лишь бы отвести обвинения в «субстанциализме». Разительный успех деконструкции уже много лет зависит от готовности каждого деконструктора осыпать обвинениями в наивности или хотя бы «субстанциализме» всех, кто пытается выступать в пользу отношения к миру, не основанного исключительно на значении, — и даже тех, кто скромно пытается всего лишь отстаивать возможность опознавать и поддерживать какие-либо стабильные значения. Таким образом, деконструкция, несмотря на все свои революционные претензии, несмотря на свою уверенность, что она обладает необходимым интеллектуальным потенциалом, чтобы «завершить» «эпох)' знака», в значительной мере зависела от мягкого террора, подкреплявшего существующий порядок вещей в гуманитарных науках”.
2
С точки зрения этих академических табу я в настоящей главе страшно пачкаю себе руки, поскольку пытаюсь выделить и обдумать в культурных объектах и в нашем отношении к ним такой слой, который не был бы связан со значением. Хоть я и спешу подчеркнуть очевидное, а именно что это предприятие совсем не опасно для жизни, будет, пожалуй, небесполезно отметить и ряд важных родственных течений на современной гуманитарной сцене — коль скоро я хочу, чтобы хоть некоторые мои коллеги и их студенты прочитали меня, и коль скоро я желаю избегнуть возможного впечатления, будто скрытой движущей силой моих рассуждений является просто запоздалый (и
весьма!) подростковый бунт против высших авторитетов в том профессиональном мире, где я живу (или же еще более запоздалое — совсем уж инфантильное — удовольствие от пачканья рук). В то же время, дабы подчеркнуть, какое положение я занимаю на карте современных гуманитарных наук, удобно будет начать мой перечень единомышленников с противоположной стороны, назвав в первую очередь философа, с которым я разделяю ряд общих проблем и прочтений — но чья последняя книга, отличающаяся каким-то почти программным гиперболизмом, по своей тенденции противоположна моей.
Я имею в виду Джанни Ваттимо, а именно его книг)’ «По ту сторону толкования»3. Ваттимо принадлежит к тем максималистам в нынешней герменевтике, кто убежден, что вера (для него это, конечно, больше чем «вера»), будто толкование для нас единственный способ говорить о мире, давно уже проникла и в естественные науки, выхолостив все свойственные им требования фактической достоверности [facticity claims]: «Мир как конфликт интерпретаций, и ничего более, — этот образ мира уже не нужно защищать против научного реализма и позитивизма. Сама современная наука, наследница и завершение метафизики, превращает мир в такое место, где нет (больше) фактов, а только одни интерпретации»1. Из всех максималистов от герменевтики, из всех гуманитариев, считающих толкование единс?венным способом для рода человеческого говорить о мире, я выбрал здесь для цитаты Ваттимо, потому что его книга также показывает, в цивилизованной и вместе с тем достаточно агрессивной форме, что жесты интеллектуального устрашения по отношению к тем, кто может поддаты’я соблазну тех или иных «субстанциалистских» понятий, действительно сделались стратегией, обеспечивающей мощную поддержку герменевтическом)’ максимализму. В эт ом духе Ваттимо и дает максимально герменевтическую, «против шерсти», реакцию на хайдеггеров-скую концепцию «истории Бытия» (Seinsgeschichte) — концепцию, к которой я сам еще вернусь ниже в этой главе, усматривая в ней побуждение нарушить табу, наложенное гуманитарными науками на всякий потенциально «негерменевтический», то есть «субстанциалистский» язык. Сегодня мы с Ваттимо, вероятно, согласились бы насчет того, что Хайдеггер имел в виду под «историей Бытия», — однако наши реакции на эту идею диа-
Предыдущая << 1 .. 15 16 17 18 19 20 < 21 > 22 23 24 25 26 27 .. 64 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология