Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Гумбрехт Х.У. -> "Производство присутствия: Чего не может передать значения" -> 20

Производство присутствия: Чего не может передать значения - Гумбрехт Х.У.

Гумбрехт Х.У. Производство присутствия: Чего не может передать значения — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 184 c.
Скачать (прямая ссылка): proizvodstvopri2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 14 15 16 17 18 19 < 20 > 21 22 23 24 25 26 .. 64 >> Следующая

15 литературоведении и смежных с ним дисциплинах международный успех в 50-х — начале бо-х годов «мягких» подходов новой критики и толковательного «имманентизма»а-\ сопровождавшийся подъемом литературной герменевтики, еще отчасти можно объяснить как реакцию па имевшие место в разных странах эпизоды политической идеологизации. Однако с конца 50-х годов за ним последовали, пакладываясь одна на другую, явно более «жесткие» парадигмы*6. К ним относилось освоение литературоведением структурализма, структурной лингвистики и так называемого «русского формализма». Как минимум в своем стремлении преодолел, субьективность чистого толкования эти теории были сродни и новейшему увлечению всякого рода социологическими подходами, включая разные варианты марксизма, а также историей литературной рецепции. Всего десятилетие спустя, в 70—8о-е годы, «постмодернистское» ли-
тературоведение под «смягчающим» влиянием деконструкции и нового историзма2" начало всячески представлять былую тягу к теоретико-методологической строгости как что-то в высшей степени наивное. Интересно, что, несмотря на свои Biryrpen-ние философские расхождения, и деконструкция, и новый историзм начинали с (по-разному аргументируемой) критики структурализма (то есть «жесткой» парадигмы) и получили наиболее плодотворное развитие в том поколении американских литературоведов, которое было воспитано в толковательном стиле новой критики.
Пет сомнения, что с сегодняшней точки зрения три первых коллоквиума в Дубровнике, упомянутых в предыдущей главе, могуг быть объяснены как попытки исследовать возможности широко понимаемой новоисторической практики. Вероятно, то, что на этих встречах деконструкционистский подход остался в сравнительно маргинальном положении, было обусловлено преобладанием (по крайней мере, численным) немецких ученых среди их участников. Главное же, выбор в качестве темы четвертого коллоквиума «материальных факторов коммуникации» знаменовал собой уже иное стремление — к более «жесткому» интеллектуальному стилю, а в данном конкретном случае и к ряду более «жестких» тем.
Очевидно, все уже поняли, что это чередование «мягких» и «жестких» практик в гуманитарных науках я рассматриваю как запоздалую реакцию на пережитую ими родовую травму: для этой группы научных дисциплин главным моментом их взаимного сходства и идентичности был акт исключения — исключение таких эпистемологических аспектов, как восприятие и референция28. Но это утверждение — еще не ответ на вопрос, с которого началась данная глава: «почему нам так хочется “преодолеть метафизику”?» Один из ответов, намеченных в этой главе, состоит в том, что «преодоление метафизики» ретроспективно может рассматриваться именно как попытка избавиться от бессмысленного в конечном счете чередования «мягких» и «жестких» интеллектуальных практик. Соответственно я надеюсь, что мой интерес к возникновению значения и, главное, к колебанию между эффектами значения и эффектами присутствия, весьма отличный от темы «материальных факторов коммуникации», больше не станут связывать исключи-
тельно с той или иной из этих двух полярных позиций (между которыми уже много десятилетий бьется, словно в ловушке, литературоведение — а в тенденции и все гуманитарные науки вообще). Пусть это и не единственный ответ на вопрос «как преодолеть метафизику?» или «как оставить метафизику позади?», но отказ от чередования мягких и жестких парадигм — это как минимум один из путей, на которых можно обойти (или забыть) метафизику как интеллектуально-силовое поле. Другой — более важный, но менее «эпистемологический» — ответ на вопрос о том, почему мы так отчаянно желаем «преодолеть метафизику», состоит в том, что мы хотя бы интуитивно чувствуем: метафизическое мировоззрение соотносится с ч ем, что я назвал «утратой мира». Это одна из важнейших причин нашего чувства, что у нас больше нет соприкосновения с вещественным миром.
ПО ТУ СТОРОНУ ЗНАЧЕНИЯ: ПОЗИЦИИ И ПОНЯТИЯ В РАЗВИТИИ
1
аолгое время одной из моих любимых цитат был пассаж из первой главы книги Жака Деррида «О грамматологии», где автор в каком-то подчеркнуто мягко парадок-м (но все-таки парадоксальном) тоне пишет об «эпохе знака» (полагаю, он имеет в виду то самое, что я до сих пор называл «метафизикой»), А именно мы читаем у него, что «эпоха знака, возможно, никогда не закончится. Однако уже обозначилась ее историческая завершенность»'. Несомненно, таково было и есть сжато и ясно сформулированное суждение деконструкции по вопросу о (возможном или невозможном) конце метафизики — пожалуй даже, ныне, глядя извне деконструкции, это можно назвать хорошим описанием достаточно институционализированной интеллектуальной позиции, существующей в гуманитарных науках вообще. Есть веские аргументы в пользу того, чтобы считать исторически завершенной эпоху противоположности между' чисто материальным означающим и чисто духовным означаемым, однако совсем не очевидно — особенно из текста Деррида, — что мы действительно хотим понимать это как конец метафизики. По крайней мере, у меня сразу возникает вопрос: кому же хвати т терпения — а ту'т нужно бесконечно много терпения, — чтобы согласиться с Деррида? Ведь, вообще говоря, нескончаемое продолжение уже потенциально завершенной эпохи неизбежно оказывается чем-то вроде добровольно принимаемого страдания — позиции, которая (разумеется, не случайно) по своей базовой структуре сходна также и с неоднократными сетованиями Поля де Мала на неспособность человеческого языка обозначать или знаменовать собой вещественный мир. Если верить де Ману, он привел к завершению иллюзию так называемого «семиотического чтения», но, добросовестно сетуя на утрату референции и стабильного значения, он делает невозможным когда-либо оставить их позади.
Предыдущая << 1 .. 14 15 16 17 18 19 < 20 > 21 22 23 24 25 26 .. 64 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология