Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Гумбрехт Х.У. -> "Производство присутствия: Чего не может передать значения" -> 13

Производство присутствия: Чего не может передать значения - Гумбрехт Х.У.

Гумбрехт Х.У. Производство присутствия: Чего не может передать значения — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 184 c.
Скачать (прямая ссылка): proizvodstvopri2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 7 8 9 10 11 12 < 13 > 14 15 16 17 18 19 .. 64 >> Следующая

Сильно схематизируя, можно теперь описать и то новое, новоевропейское воззрение, в рамках которого западная культура на протяжении нескольких столетий начала определять отношение между человечеством и миром по-другому, как пересечение двух осей. По горизонтальной оси противопоставляются субъект как удаленный от центра, бестелесный наблюда-
40
ХЛ11C УЛЬР! IX ГУ VffiPKXT
тель и мир как собрание чисто ма териалы них объектов, включая человеческое тело. Вертикальная же ось обозначает акт толкования мира, в ходе которого субъект проницает поверхность мира с целыо извлечь его глубинные смыслы — знание и истину. Такое мировоззрение я предлагаю называть «герменевтическим полем». Конечно, я знаю, что «герменевтика» лишь несколько веков спустя сделалась названием философской отрасли, сосредоточивающей свое внимание на приемах и условиях толкования'. Но еще задолго до возникновения этой академической дисциплины «толкование» (и вместе с ним «выражение») сделалось преобладающей — а вслед за тем и безраздельно преобладающей — парадигмой, которую западная культура предоставляет желающим размышлять об отношении людей к своем)' миру.
3
Разумеется, есть множество культурных ситуаций и явлений, показывающих, что это т переход от средневековой космологии к субъектно-объектной парадигме и герменевтическому полю играл основополагающую роль в образовании того, что мы называем (и сами до сих пор так называемся) «современным миром». Пожалуй, среда этих ситуаций и феноменов более всего важны противоположность между средневековой (если угодно, «католической» — хотя это слово, конечно, анахронично для Средних веков) и протестантской (то есть новоевропейской) теологией в вопросе о евхаристии и переход от первой ко второй5. Ибо, вне всякого сомнения, таинство евхаристии, то есть производство реального присутствия Бога на земле и среди людей, было основным обрядом в средневековой культуре. Отправление обедни служило тогда не просто поминовением тайной вечери Христа с учениками, но обрядом, в ходе которого тайная вечеря могла «реально» состояться вновь, а главное, могли вновь сделаться «реально» присутствующими в настоящем тело и кровь Христа. Слова «присутствующие в настоящем» [present] отсылают здесь не только к временному порядку, и даже не в первую очередь к нему. Прежде всего они означают, что тело и кровь Христа должны были стать осязае-
мыми субстанциями в «формах» хлеба и вина Такое до-новоев-ропейское понимание отношения между Христовым телом и хлебом и между Христовой кровью и вином определяется аристотелевским понятием вещи. В аристотелевском понятии вещи соединены су бс танция (то ес ть нечто присутствующее, поскольку для него нужно пространство) и форма (то есть то, посредством чего субстанция становится ощутимой) — два аспекта, содержащие непривычную для нас концепцию «значения».
Разделение на «материальное» и «нематериальное» очевидным образом не подходит для аристотелевского понятия вещи, которое, по моей мысли, занимало в средневековой культуре такое же центральное положение, как понятие знака в культуре новоевропейской. В нем. разумеется, нет никакого "нематериального» значения, отделенного от «материального» означающего. Потому-то латинские слова hoc est enim corpus meum («ибо сие есть тело мое»), посредством которых совершалось пресуществление, то есть превращение субстанции хлеба в субстанцию тела Христова при таинстве евхаристии, и дейктичес-кие действия, которыми оно сопровождалось, были вполне приемлемы для средневековой культуры. Хлеб без всяких затруднений становился «формой», делавшей ощутимым «субстанциальное присутствие» тела Христова. По той лее самой причине мы можем сказать, глядя с антропологической точки зрйг'шя. что католическая евхаристия в до-новоевропейскую эпоху действовала как магический акт, посредством которого субстанция, удаленная во времени и пространстве, делалась присутствующей. И вот именно это присутствие тела и крови Христа как субстанций стало проблематичным для протестантской (то есть новоевропейской) теологии. В ходе напряженных богословских споров, длившихся несколько десятилетий, протестантская теология стала определять присутствие тела и крови Христа по-другому — как воскрешение в памяти тела и крови Христа в качестве «значений». В результате слово «есть» в предложении «...сие есть тело мое» пришлось все в большей и большей степени понимать как «означает», «замещает» тело мое. При этом значения тела и крови Христа должны били воскрешать в памяти событие тайной вечери — но более уже не считалось, что они заставляют тайную вечерю вновь стать присутствующей в настоящем. Такое новое, протестантское пони-
мание обедни как поминального акта было впервые концептуально сформулировано Жаном Кальвином. Только с этих пор временная дистанция, отделяющая каждую отдельную обедню от тайной вечери, с которой она соотносится, начала превращаться в непреодолимую «историческую дистанцию», и только в этот момент мы начинаем понимать, что существует связь между нарождающейся специфически новоевропейской концепцией значения и историческим мышлением как завоеванием новоевропейской культуры. Ибо при новоевропейском понимании знаки сохраняют, по крайней мере в потенции, некоторую пространственно-временную дистанцию от обозначаемых ими субстанций.
Предыдущая << 1 .. 7 8 9 10 11 12 < 13 > 14 15 16 17 18 19 .. 64 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология