Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Сафронов В.А. "Индоевропейские прародины. " (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Гумбрехт Х.У. -> "Производство присутствия: Чего не может передать значения" -> 10

Производство присутствия: Чего не может передать значения - Гумбрехт Х.У.

Гумбрехт Х.У. Производство присутствия: Чего не может передать значения — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 184 c.
Скачать (прямая ссылка): proizvodstvopri2006.pdf
Предыдущая << 1 .. 4 5 6 7 8 9 < 10 > 11 12 13 14 15 16 .. 64 >> Следующая

* Протяженная вещь (лат.).
догадка, что поэтические формы, вместо того чтобы подчиняться значению, могут сами оказываться в состоянии конфликта, в структурном колебании со смысловыми аспектами текста, стала еще одной многообещающей опорной точкой на пути к общей реконцептуализации отношений между эффектами значения и эффектами присутствия".
6
Как уже было вскользь отмечено выше, следующая глава этой книги дает хронологически гораздо более масштабный (и менее личный) исторический очерк, призванный показать, что рассказ в эпизодах и лицах о некоторых эпистемологических сдвигах, представленный в этой вступительной главе, входит составной частью в более обширную историю западной философии. Эта историческая контекстуализация подведет нас к вопросу об институциональном утверждении герменевтики и толкования как центральных элементов университетских гуманитарных наук. А начиная с главы третьей в книге будет разрабатываться на разных уровнях мысль об интеллектуально и эстетически продуктивном конфликте между эффектами значения и эффектами присутствия. Не стремясь очертить для себя отдельную «позицию» на карге современных теорий, автор в главе третьей главным образом обсуждает творчество нескольких мыслителей, которые с самых разных направлений внесли свой вклад либо в критику универсалистских претензий толкования в гуманитарных науках, либо в более сложнуто разработку нетемпоральной идеи присутствия. Далее речь пойдет о хай-деггеровском понятии «Бытия», представляющем собой самое вдохновляющее философское достижение, каким мы располагаем для дальнейшего развития рефлексии о присутствии. В конце главы третьей предварительно намечаются две типологии. Одна из них предлагает бинарное разделение между «культурами присутствия» и «культурами значения», имея в виду, что все культуры и культурные объекты можно анализировать как сложные сочетания одновременно и эффектов значения, и эффектов присутствия, однако семантика их са-моописания часто различна и особо подчеркивает одну или
другую из этих двух сторон. Вторая, небинарная, типология показывает, опять-таки на основе различения «значение/присутствие», четыре разных модели культурного освоения мира. Обе типологии призваны показать на конкретных примерах, каким образом более пристальное внимание к эффектам присутствия способно обогатить аналитическую работу в гуманитарных науках.
Если две первых главы содержат два разных, но дополняющих друг друга рассказа о предыстории текущего интеллектуального момента, а глава третья помещается в центре книги, так как открывает пространство для концептуальной работы, соответствующей этому текущему моменту и его интеллектуальным возможностям, то глава четвертая имеет целью обсудить возможные последствия рефлексии о присутствии для гуманитарных наук. При изучении этих «видов на будущее» указанная глава следует в общем и целом трехчастному делению. Рассматривая понятия «э пи фан пи», «презен-тификации» и «дейксиса», она намечает некоторые новые, основанные на присутствии пути для разработки эстетики, для реагирования на ту притягательную силу, какой обладает для нас прошлое, и для выполнения наших педагогических обязанностей в университете. В частности, в разделе о преподавании ставится почти неизбежный вопрос о том, какие «социальные» и «политические функции» могла бы выполнять исправленная (или, точнее, заново обдуманная) таким образом практика преподавания гуманитарных наук — и есть ли оные вообще. Наконец, глава пятая вновь обращается к вопросу о том, какие «плоды», возможно, способен принести интерес к присутствию, однако рассматривает его уже не с институциональной, а с экзистенциальной точки зрения, тем самым возвращаясь к сугубо личному, почти автобиографическому тону главы первой, но не будучи ни ее продолжением, ни ответом на нее. Напротив, размышления о том, почему я так занят явлениями присутствия и возможностью мыслить о них, приводят к анализу современной культурной ситуации, где эффекты присутствия в своем первозданном виде настолько полностью исчезли, что теперь возвращаются как сильнейшая тяга к присутствию, — которую усиливают и даже инициируют многие из наших нынешних средств коммуникации.
Наш нынешний интерес к присутствию — таков заключительный тезис книги — основан на стремлении к присутствию, которое в условиях современной культуры может быть удовлетворено только в условиях крайней фрагментации времени.
- * . ;
2 — 3984
МЕТАФИЗИКА: КРАТКАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ ТОГО, ЧТО МЕНЯЕТСЯ НЫНЕ
х
Противник, с которым боролись многие ученые и интеллектуалы моего поколения, — это определенная эпистемологическая конфигурация, чьи следы очень легко распознать в нашей повседневной речи. Именно потому, что эти следы и проявляющаяся в них эпистемологическая конфигурация все время присутствуют в нашем языке и сознании, нам так трудно избегать их и выдвигать им какие-либо убедительные альтернативы, по крайней мере в рамках западной культуры. Например, неоспоримо центральное институциональное положение толкования — то есть опознания и присвоения значений — в наших гуманитарных науках поддерживается той положительной ценностью, которую наш язык автоматически связывает с понятием «глубины». Называя какое-то замечание «глубоким», мы имеем в виду похвалить его за более новое, более сложное, особенно адекватное значение, присваиваемое им тому или иному феномену. Напротив, в суждении, которое мы считаем «поверхностным», всех этих качеств должно недоставать, ибо мы хотим сказать, что оно не способно проникнуть «по ту сторону» или «глубже» первого впечатления, вызываемого данным феноменом (мы в принципе не представляем себе, чтобы кто-то или что-то могли желать оставаться неглубокими). В обоих случаях мы обычно также предполагаем, что достоинство наблюдений и толкований зависит от «адекватной дистанции», которую наблюдатель способен занимать по отношению к наблюдаемому феномену. Соответственно мы должны сделать особое мысленное усилие, чтобы понять, сколь проблематично все время говорить о «мире» или «обществе» так, как будто «мир» и «общество» являются отдельными объектами, по отношению к которым мы можем (или даже обязаны) занимать эксцентрическую позицию.
Предыдущая << 1 .. 4 5 6 7 8 9 < 10 > 11 12 13 14 15 16 .. 64 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология